Свидетельство и конкурсы
Свидетельство о публикации бесплатно

Бесплатные конкурсы для педагогов и детей

Семь чудес света, 4 класс. Окружающий мир

Внеурочное занятия в начальной школе в 4 классе на тему: «Чудеса на земле. Семь чудес света»

Цели:

1. Познакомить детей с семью чудесами света.

2. Способствовать развитию познавательного интереса к историческому прошлому человечества.

Оборудование: компьютер, мультимедийный проектор, слайды с изображением семи чудес света.

Ход занятия

I. Сообщение темы заседания.

Ведущий. Сегодня у нас необычное заседание клуба - мы будем говорить о чудесах. Тема заседания - «Семь чудес света». Первый список чудес света появился в Древней Греции приблизительно в III веке до н. э. Поначалу чудес света было только три: пирамида Хеопса, висячие сады Семирамиды и храм Артемиды. Потом были добавлены остальные. В некоторых источниках автором окончательного списка считается Филон Византийский (Филон Александрийский).

II. Основная часть заседания.

О чудесах света рассказывают подготовленные дети или учитель, рассказы сопровождаются показом слайдов.

1. Египетские пирамиды.

Всем известно, как много интересных, порою поразительных научных открытий сделали учёные на древней египетской земле. Массу чудесных находок дали ее гробницы и храмы. Но самым большим чудом Египта, поражавшим людей ещё в древности, были пирамиды - эти удивительные искусственные горы, гробницы древних египетских царей. Путешественникам, плывшим по жёлтым водам Нила, всегда бросалась в глаза резкая грань там, где Нильскую долину с её зелеными полями и финиковыми рощами сменяют горячие пески мёртвой Ливийской пустыни.

Усыпальницы египетских фараонов - пирамиды. Крупнейшие из них - пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерина в ЭльГизе - в древности считались одним из семи чудес света. Возведение пирамиды, в котором уже греки и римляне видели памятник невиданной гордыни царей и жестокости, обрекшей весь народ Египта на бессмысленное строительство, было важнейшим культовым деянием и должно было выражать, по всей видимости, мистическое тождество страны и ее правителя.

Население страны работало на строительстве гробницы в свободную от сельскохозяйственных работ часть года. Ряд текстов свидетельствует о том внимании и заботе, которые сами цари (правда, более позднего времени) уделяли возведению своей гробницы и ее строителям. Известно также об особых культовых почестях, которые оказывались самой пирамиде.

Пирамиды были выстроены на левом - западном берегу Нила (Запад - царство мертвых) и возвышались над всем городом мертвых - бесчисленными гробницами, пирамидами, храмами.

Самая большая из трех - пирамида Хеопса (зодчий Хемиун, 27 в. до н. э.). Ее высота была изначально 147 м, а длина стороны основания - 232 м. Для ее сооружения потребовалось 2 млн 300 тыс. огромных каменных блоков, средний вес которых 2,5 т. Плиты не скреплялись строительным раствором, лишь чрезвычайно точная подгонка удерживала их.

В древности пирамиды были облицованы отполированными плитами белого известняка, вершины их были покрыты медными листами, сверкавшими на солнце (известняковую обшивку сохранила только пирамида Хеопса, покрытие других пирамид арабы использовали при строительстве Белой мечети в Каире).

Близ пирамиды Хефрена возвышается одна из крупнейших статуй древности и нашего времени - высеченная из скалы фигура лежащего сфинкса с портретными чертами самого фараона Хефрена.

Великие пирамиды были окружены рядом небольших усыпальниц жен фараонов и их приближенных. В такие комплексы обязательно входили святилища Верхнего и Нижнего Египта, большие дворы для проведения праздника хеб-су, заупокойные храмы, служители которых должны были поддерживать культ умершего царя. Пространство вокруг пирамиды, окруженное стелами, посредством длинного крытого перехода соединялось с храмом на берегу Нила, где встречали тело фараона и начинались погребальные церемонии.

Все пирамиды точно сориентированы по сторонам света, что свидетельствует о высоком уровне астрономических знаний древних египтян, расчет углов наклона граней совершенно безукоризнен. В пирамиде Хеопса угол наклона таков, что высота пирамиды равна радиусу воображаемой окружности, в которую вписано основание пирамиды.

Замечательной инженерной находкой древних зодчих и строителей было сооружение в толще каменной кладки над погребальной камерой пяти разгрузочных камер, с помощью которых удалось снять и равномерно распределить колоссальную нагрузку на ее перекрытия.

Помимо камер в пирамиде есть и другие пустоты - коридоры, проходы и галереи, входы в которые были тщательно замурованы и замаскированы. Тем не менее захоронения в пирамидах были разграблены, видимо, довольно скоро после погребения фараонов. Воры хорошо знали все ловушки, так что они, скорее всего, были связаны либо со строителями, либо со жрецами, осуществлявшими захоронения.

Недалеко от пирамид поднимается из песка пустыни холм. Высота его около 20 м, длина около 60 м. Приблизившись к холму, путешественники видят огромную статую, высеченную почти целиком из скалы. Это знаменитый большой сфинкс - фигура лежащего льва с человеческой головой. Лицо его потрескалось, нос и подбородок отбиты. Так мусульмане арабы покалечили статую, простоявшую тысячелетия.

Арабы верили, что в статуях древних египетских богов живут злые духи, и поэтому старались уничтожить как можно больше их изображений. С таким гигантом, как большой сфинкс, справиться им было не под силу, но изуродовали они его основательно.

«Отец ужаса» - так называют большого сфинкса жители пустыни. Наибольший страх он внушает им ночью, освещённый яркой луной, когда глубокие тени придают его чертам особую выразительность.

Кого же изображает эта колоссальная статуя, почему она оказалась в таком близком соседстве с пирамидами? На голове статуи повязка, которую носили только фараоны. Учёные считают, что это статуя фараона Хафра, которая входила в ряд сооружений, связанных с гробницей фараона.

Сооружения в Эль-Гизе своей грандиозностью и видимой бесполезностью поражали воображение уже в древности, что лучше всего передает арабская пословица: «Все на свете боится времени, но время боится пирамид».

2. Висячие сады Семирамиды, сады во дворце вавилонского царя Навуходоносора II (605-562 до н. э.), которые он приказал разбить для своей любимой жены - мидийской царевны, традиционно причисляются к семи чудесам света. Первые упоминания о чудесных садах сохранились в «Истории» Геродота, вероятно, посетившего Вавилон и оставившего нам самое полное его описание. Возможно, с оглядкой на «отца истории» висячие сады в эллинистическую эпоху помещались в список самых великих и прославленных сооружений.

Уже во времена Геродота построение висячих садов приписывалось легендарной покорительнице всей Азии - ассирийской царице Шамурмат (в греческом произношении - Семирамида).

Сады размещались на широкой четырехъярусной башне. Платформы террас были сложены из каменных плит, покрытых слоем камыша и залитых асфальтом. Далее шли прокладки из двух рядов кирпичей, скрепленных гипсом, и свинцовых плит, не пропускавших воду в нижние этажи сада. Все это сложное сооружение было покрыто толстым слоем плодородной земли, который позволял высаживать здесь самые крупные деревья.

Ярусы поднимались уступами, соединенные широкими лестницами с плитами розового и белого цветов. Ежедневно тысячи рабов качали воду из глубоких колодцев на вершину в многочисленные каналы, откуда она стекала на нижние террасы. Чудом казались журчание воды, тень и прохлада среди деревьев, вывезенных из далекой Мидии.

В основании конструкция покоилась на колоннах и образующих своды перекрытиях. Именно в этих залах дворца в нижнем ярусе сада умер Александр Македонский, завоеватель Вавилона и Азии. Владыка Востока Александр, усталый, измученный нечеловеческим напряжением восьми последних лет, но полный планов и замыслов, возвратился в Вавилон. Он готов был уже к завоеванию Египта и походу на Запад, чтобы подчинить себе Карфаген, Италию и Испанию и дойти до предела тогдашнего мира - Геркулесовых столпов. Но в разгар приготовлений к походу занемог.

Несколько дней Александр боролся с болезнью, совещался с полководцами, готовил к походу флот. В городе было жарко и пыльно. Летнее солнце сквозь марево раскаляло рыжие стены домов. Днём затихали шумные базары, оглушенные невиданным потоком товаров - дешёвых рабов и драгоценностей, привезенных воинами с индийских границ, легко доставшейся и так же легко уходящей добычей.

Жара и пыль проникали даже сквозь толстые стены дворца, и Александр задыхался - за все эти годы он так и не смог привыкнуть к жаре своих восточных владений. Он боялся умереть не потому, что трепетал перед смертью, - к ней он присмотрелся в боях. Но смерть, понятная и даже допустимая десять лет назад, сейчас была немыслима для него, живого бога. Александр не хотел умирать здесь, в пыльной духоте чужого города, так далеко от тенистых дубрав Македонии, не завершив своей судьбы. Ведь если мир столь послушно ложился к ногам его коней, то значит, вторая половина мира должна присоединиться к первой. Он не мог умереть, не увидев и не покорив Запада.

И когда владыке стало совсем худо, он вспомнил о том единственном месте в Вавилоне, где ему должно полегчать, потому что именно там он уловил, вспомнил (а вспомнив, удивился) аромат македонского, напоённого светлым солнцем, журчанием ручейка и запахом трав леса. Александр, ещё великий, ещё живой, в последней остановке на пути в бессмертие, приказал перенести себя в висячие сады...

После запустения Вавилона (наследники Александра уже не возвращались в эту столицу своего великого предшественника) наводнение разрушило стены дворца, вода размягчила плохо обожженную глину, осели террасы, рухнули своды и опорные колонны.

Единственный след когда-то грандиозного памятника инженерной мысли в настоящее время - открытая благодаря раскопкам Роберта Кольдевея в 1898 г. сеть пересекающихся траншей близ иракского г. Хилле (в 90 км от Багдада), в срезах которых и сейчас видны следы полуразрушенной кладки.

Сегодня гиды в Вавилоне показывают на один из глиняных бурых холмов, напичканный, как и все холмы Вавилона, обломками кирпичей и осколками изразцов, как на остатки садов Семирамиды.

3. Храм Артемиды Эфесской - один из самых прославленных и почитаемых центров паломничества античного мира - с эпохи эллинизма традиционно включается в список семи чудес света.

Древнейшие следы почитания Артемиды близ места ее рождения относятся еще к догреческим временам; гигантский храм богини был сооружен в 6 в. до н. э. архитектором Херсифроном из Кноса. Во время одной из осад жители Эфеса протянули от храма к городу веревку, превратив тем самым и его в неприкосновенное святилище.

Слава Артемисиона была столь велика, что в нем размещали свои сбережения люди со всех концов греческой ойкумены. Ученик Сократа, знаменитый историк Ксенофонт, передавший на хранение богине большую сумму денег перед походом в Персию (описанном в «Анабасисе»), по возвращении выстроил на них в знак благодарности Артемиде маленький храм - точную копию эфесского - в городке Скиллунте в Элиде.

21 июля 356 г. до н. э. храм Артемиды Эфесской, главная святыня малоазийских греков, был сожжен Геростратом - совершилось кощунство, потрясшее весь эллинский мир.

История Герострата, пожалуй, одна из наиболее поучительных притч в истории нашей планеты. Человек, ничем не примечательный, решает добиться бессмертия, совершив преступление, равное которому не совершал ещё никто (по крайней мере, если учесть, что Герострат обошёлся без помощи армии, жрецов, аппарата принуждения и палачей).

Именно ради славы, ради бессмертия он сжигает храм Артемиды, простоявший около ста лет. Впоследствии возникло предание, что Артемисион сгорел в тот день, когда родился будущий завоеватель Азии Александр Македонский. Когда же Александр через 25 лет подошел к городу, он пожелал восстановить храм во всем его великолепии. Архитектор Александра Дейно- крат, руководивший работами, сохранил его прежний план, только поднял здание на более высокое ступенчатое основание.

Все сооружение поражало великолепием и несвойственным греческой архитектуре масштабом. Храм занимал огромную площадь - 110 х 55 м, высота коринфских колонн (их было 127), двойным рядом окружавших сооружение, также была грандиозной - около 18 м; кровля Артемисиона была покрыта мраморной черепицей.

Одной из достопримечательностей сооружения были 36 колонн, украшенных у основания рельефами почти в человеческий рост. Великие греческие мастера приняли участие в украшении столь почитаемого места: Пракситель изваял рельефы для алтаря в ограде святилища, рельефы колонн исполнил Скопас, Апеллес поместил в храме свои картины. Картинная галерея Артемисиона пользовалась столь же большой известностью, что и собрание картин в афинских пропилеях.

Процветало святилище и при римлянах, источники сообщают о богатых дарах в храм серебряных и золотых статуй и постройке портика вдоль дороги от города к святилищу (ок. 200 м). В «Деяниях апостолов» упоминается о возмущении, которое вызвала в городе проповедь апостола Павла, мешавшая торговле серебряными моделями храма богини, изготовление которых было здесь самым прибыльным ремеслом.

В 263 г. ворвавшиеся в Малую Азию готы, слышавшие о несметных богатствах города и Артемисиона, разграбили святилище; следующим ударом оказалось запрещение языческих культов в Римской империи в 391 г. при Феодосии I Великом. Известно, однако, что культ Артемиды продолжал отправляться здесь еще два столетия, пока окончательно это место не было заброшено после землетрясения.

В 1869 г. в результате раскопок, начатых английским археологом Дж. Т. Вудом, в болоте, на предполагаемом месте святилища, была обнаружена опорная плита сооружения и найдены многочисленные подношения в храм. Знаменитые рельефы колонн Артемисиона в настоящее время находятся в Британском музее (Лондон).

4. Александрийский маяк, маяк на восточном берегу острова Фарос в черте Александрии, эллинистической столицы Египта, - одно из семи чудес света. Гавань Александрии, пожалуй, самая деловитая и оживленная во всем мире, была неудобной. Нил несет массу ила, на мелководье среди камней и мелей требуются умелые лоцманы.

Чтобы обезопасить мореплавание, решено было построить маяк на острове Фарос, на подходе к Александрии. В 285 г. до н. э. остров соединили с материком дамбой, и архитектор Сострат Книдский приступил к работам. Строительство заняло всего пять лет: Александрия была передовым техническим центром и самым богатым городом тогдашнего мира, к услугам строителей были громадный флот, каменоломни и достижения мусейонских академиков.

На мраморной стене сооружения Сострат высек надпись: «Сострат, сын Дексифана из Книда, посвятил богам-спасителям ради мореходов». Он закрыл эту надпись тонким слоем штукатурки с написанным на ней прославлением царя Птолемея Сотера. Со временем отвалившаяся штукатурка раскрыла подлинное имя строителя и великого инженера.

При возведении маяка были применены самые замечательные и остроумные изобретения александрийских ученых. Нижний этаж трехъярусной 120-метровой башни имел четыре грани, обращенные на север, восток, запад и юг, восемь граней второго яруса были ориентированы по направлению восьми главных ветров.

Третий этаж - фонарь - венчал купол со статуей Посейдона высотой около 7 м. Сложная система металлических зеркал усиливала свет огня, зажигавшегося на вершине сооружения, и позволяла вести наблюдения за пространством моря; сам маяк был еще и хорошо укрепленной крепостью с большим военным гарнизоном.

Путешественники, видевшие маяк, писали о хитроумно устроенных статуях, украшавших башню маяка: одна из них всегда указывала рукой на солнце на всем его пути и опускала руку вниз, когда оно заходило, другая отбивала каждый час днем и ночью, по третьей можно было узнать направление ветра.

Удивительное сооружение простояло до 14 в., но даже в уже сильно разрушенном виде высота его составляла около 30 м. В настоящее время сохранился только цоколь маяка, целиком встроенный в средневековую крепость (сейчас - база египетского флота).

5. Колосс Родосский, гигантская статуя Гелиоса работы скульптора Хареса на острове Родос, - одно из семи чудес света. Колосс Родосский - младший современник мавзолея и храма Артемиды.

Идея создать его родилась весной 304 г. до н. э., когда жители небольшого острова, лежащего у самого берега Малой Азии, стоя на истерзанных долгой осадой стенах, смотрели, как скрываются в море корабли одного из наследников державы Александра Македонского - сына правителя Передней Азии и Сирии Деметрия Полиоркета.

Чтобы покорить родосцев, Полиоркет привез к городу осадные машины - последнее слово весьма развитой для того времени военной техники. Гордостью осаждавшей армии была гелео- полида - осадная башня с таранами и перекидным мостом, катапультами, площадками для десанта. Гелеополиду, обитую железом, приводили в движение три тысячи четыреста воинов.

Покидая после неудачной осады остров, Полиоркет бросил на берегу огромную гелеополиду (это в некотором роде чудо света), не выполнившую своего предназначения. Она-то и принесла городу не только выгоду, но и славу. Купцы, собравшиеся в городе после победы, хотели купить гелеополиду «на металлолом», предлагая за железо триста талантов - сказочную по тем временам сумму. В знак избавления города и на деньги от продажи башни решено было возвести статую Гелиоса - покровителя Родоса. Родосцы верили, что остров поднят со дна моря по просьбе этого бога.

Статую решили поручить изваять скульптору Харесу, ученику Лисиппа. Харес предложил сделать Гелиоса стоящим. В левой руке он держал ниспадающее до земли покрывало, правую приложил ко лбу, вглядываясь в даль. Правда, такая поза не соответствовала канонам, на Харес понимал, что колосс не удержится, если бог протянет руку вперед.

Основой 36-метровой статуи послужили три массивных каменных столба, скрепленные железными балками на уровне плеч. Основания столбов были в ногах статуи и в покрывале. На высоте плеч и на поясе столбы соединялись поперечными балками. На столбы и балки крепился железный каркас, который покрыли чеканными листами бронзы.

Колосс рос на берегу гавани на облицованном белым мрамором искусственном холме. Двенадцать лет никто не видел статуи, потому что, как только на каркас прикреплялся очередной пояс бронзовых листов, подсыпали окружавшую колосс насыпь, чтобы мастерам удобнее было подниматься наверх. И только когда насыпь была убрана, родосцы увидели своего бога- покровителя, голову которого украшал лучистый венец.

Сверкающий бог был виден за много километров от Родоса, и вскоре молва о нем распространилась по всему античному миру. Но уже через полвека сильное землетрясение, разрушившее Родос, повалило колосса на землю, самым уязвимым местом статуи оказались колени. Отсюда и пошло выражение «колосс на глиняных ногах». Родосцы пытались поднять колосса. Известны благородные попытки соседей помочь им в этом деле. Египетский царь прислал несколько сот талантов меди и мастеров. Но ничего не вышло.

Так и лежал на берегу бухты колосс - главная туристская достопримечательность острова. Поверженного гиганта видел Плиний Старший, приезжавший туда в I в. н. э. Плиния больше всего поразило то, что лишь немногие люди могли обхватить руками большой палец статуи.

Лежавший на земле колосс обрастал паутиной и легендами. В рассказах очевидцев он казался куда больше, чем был на самом деле. В римской литературе появились легенды о том, что он первоначально возвышался над входом в гавань и был так велик, что между его ног проходили к городу корабли.

Тысячу лет лежал расколотый колосс у Родоса, пока в 977 г. нуждавшийся в деньгах арабский наместник не продал его одному купцу. Купец, чтобы отвезти колосса на переплавку, разрезал его на части и нагрузил бронзой 900 верблюдов.

6. Статуя Зевса Олимпийского.

Статуя Зевса Олимпийского - единственное чудо света, оказавшееся на Европейском континенте. Ни один из храмов Эллады не показался грекам достойным звания чуда. И, выбрав в качестве чуда Олимпию, они запомнили не храм, не святилище, а только статую, стоявшую внутри.

Зевс имел к Олимпии самое прямое отношение. Каждый житель тех мест отлично помнил, что именно здесь Зевс победил кровожадного Крона, родного своего отца, который в страхе, что сыновья отнимут у него власть, принялся их пожирать. Зевс спасся так же, как спасались сказочные герои всех народов: всегда найдется добрая душа, которая пожалеет младенца. Вот и жена Крона, Рея, подсунула мужу вместо Зевса крупный камень, который тот и проглотил. Очевидно, Крон своих детей заглатывал целиком.

Когда Зевс подрос и победил отца, он вызволил на волю всех своих братьев и сестер: Аида, Афину, Посейдона...

Олимпийские игры, в частности, были учреждены в честь этого события и начинались жертвоприношениями Зевсу.

Главной святыней Олимпии был храм Зевса с его статуей работы великого Фидия. Фидий был знаменит не только статуей Зевса Олимпийского, но и статуей Афины в Парфеноне и рельефами на его стенах. Вместе с Периклом Фидий разработал план перестройки и украшения Афин, что, правда, дорого обошлось Фидию: враги его могущественного друга и покровителя стали врагами скульптора. Месть их была банальной и грязной, но обыватели жаждали скандала: Фидий был обвинен в том, что утаивал золото и слоновую кость при сооружении статуи Афины в Парфеноне.

Слава скульптора оказалась сильнее злопыхателей. Жители Элиды внесли залог за заключенного, и афиняне сочли этот предлог достаточным, чтобы отпустить Фидия работать в Олимпию. Несколько лет Фидий оставался в Олимпии, сооружая статую - синкретическую по материалу и известную нам по описаниям и изображениям на монетах.

Статуя Зевса находилась в храме, длина которого достигала 64 м, ширина - 28, а высота внутреннего помещения была около 20 м.

Сидящий в конце зала на троне Зевс подпирал головой потолок. Предполагают, что статуя поднималась в высоту на 17 м. Обнаженный до пояса Зевс был изготовлен из дерева. Тело его покрывали пластины розоватой слоновой кости, одежду - золотые листы, в одной руке он держал золотую статую Ники - богини победы, другой опирался на высокий жезл.

По легенде, Зевс был столь величествен, что, когда Фидий завершил свой труд, он подошел к статуе, как бы плывущей над черным мраморным полом храма, и спросил: «Ты доволен, Зевс?» В ответ раздался удар грома, и пол у ног статуи треснул. Зевс был доволен.

Скульптор долго искал способы, чтобы осветить огромную статую (окон в стенах греческих храмов не делали, свет лился только через дверной проем). Фидий решил эту задачу: «Перед постаментом статуи Зевса пол был выстлан темно-синим элевсинским камнем... Теперь Фидий велел вырубить в этом синем камне прямоугольное углубление для бассейна, в который был налит состав с оливковым маслом, предохранявшим статую из слоновой кости от губительной для нее сырости. Темная маслянистая поверхность жидкости в темном бассейне прекрасно отражала падающий на нее из дверного проема поток света. Лучи шли вверх и освещали великолепную голову Зевса, его мощные плечи, ниспадающие ленты венца, складки богато украшенного плаща. Паломникам, не знавшим об этом оптическом фокусе, казалось, что изображение Зевса само излучает божественный свет».

Осталось описание кресла Зевса, которое было украшено барельефами из слоновой кости и золотыми статуями богов. Боковые стенки трона были расписаны художником Панэном, родственником и помощником Фидия.

Впоследствии византийские императоры перевезли статую со всеми предосторожностями в Константинополь. Хотя они и были христианами, рука на Зевса ни у кого не поднялась. Даже христианские фанатики, враги языческой красоты, не посмели разрушить статую.

Византийские императоры на первых порах дозволяли себе ценить высокое искусство. Но, к глубокому удовлетворению христианских проповедников, бог покарал своего языческого соперника, наказав тем самым сошедших с праведного пути императоров. В V веке нашей эры дворец императора Феодосия II сгорел. Деревянный колосс стал добычей огня: лишь несколько обугленных костяных пластинок да блестки расплавленного золота остались от творения Фидия.

Так погибло и седьмое чудо света...

Когда от памятника не остается и следа, появляется соблазн (часто мотивированный) приписать его существование человеческому воображению. Подобная участь не миновала и статую Зевса, тем более что не сохранилось даже её копий.

Для того чтобы убедиться, что статуя существовала и была именно такой, как описывали современники, следовало отыскать хотя бы косвенные свидетельства ее создания.

Уже в наше время была сделана попытка найти мастерскую Фидия. Сооружение такой статуи требовало многих лет работы, и поэтому Фидию и его многочисленным помощникам необходимо было солидное помещение. Статуя Зевса - не мраморная глыба, которую можно оставить на зиму под открытым небом.

Внимание немецких археологов, проводивших раскопки в Олимпии, привлекли остатки античного здания, перестроенного в византийскую христианскую церковь. Обследовав здание, они убедились в том, что именно здесь располагалась мастерская - каменное сооружение, немногим уступавшее по размерам самому храму. В нем, в частности, нашли орудия труда скульпторов и ювелиров и остатки литейного «цеха».

Но самые интересные находки сделаны по соседству с мастерской - в яме, куда в течение многих сотен лет мастера сбрасывали отходы и отбракованные детали статуй. Там удалось отыскать отлитые формы тоги Зевса, множество пластин слоновой кости, сколы полудрагоценных камней, бронзовые и железные гвозди - в общем, полное и бесспорное подтверждение тому, что именно в этой мастерской Фидий изготовил статую Зевса, причем именно такую, как рассказывали древние. И в довершение всех доказательств в груде отбросов археологи нашли и донышко кувшина, на котором были выцарапаны слова: «Принадлежу Фидию».

7. Галикарнасский мавзолей.

Мавзолей в Галикарнасе был современником второго храма Артемиды. Более того, одни и те же мастера принимали участие в строительстве и украшении их. Лучшие мастера того времени.

Формально говоря, этот мавзолей также памятник любви, как вавилонские висячие сады или индийский Тадж-Махал. Но если мидийская царевна вряд ли могла принести вред человечеству, даже если бы и хотела, и приятнее всем думать, что она была мила, добра и достойна такого памятника, то в отношении Мавсола давно уже возникали тяжкие подозрения.

Проспер Мериме, говоря о Галикарнасе, столице Карии, славном городе, знаменитом тем, что там родился Геродот, писал: «Мавсол умел выжимать соки из подвластных ему народов, и ни один пастырь народа, выражаясь языком Гомера, не умел глаже стричь свое стадо. В своих владениях он извлекал доходы из всего: даже на погребение он установил особый налог... Он ввёл налог на волосы. Он накопил огромные богатства. Этими- то богатствами и постоянными сношениями карийцев с греками объясняется, почему гробница Мавсола была причислена последними к семи чудесам света».

Но в Карии был всё-таки один человек, любивший царя, - его родная сестра и жена (нередкий обычай - так же бывало в Древнем Египте) Артемиссия. И когда, процарствовав двадцать четыре года, Мавсол умер, Артемиссия была убита горем.

«Говорят, что Артемиссия питала к своему супругу необыкновенную любовь, - писал Авл Геллий, - любовь, не поддающуюся описанию, любовь беспримерную в летописях мира... Когда он умер, Артемиссия, обнимая труп и проливая над ним слёзы, приказала перенести его с невероятной торжественностью в гробницу, где он и был сожжён. В порыве величайшей горести Артемиссия приказала затем смешать пепел с благовониями и истолочь в порошок, порошок этот затем высыпала в чашу с водой и выпила.

Кроме того, её пламенная любовь к усопшему выразилась ещё иначе. Не считаясь ни с какими издержками, она воздвигла в память своего покойного супруга замечательную гробницу, которая была причислена к семи чудесам света».

Очевидно, римский историк не совсем точен. Дело в том, что Артемиссия умерла через два года после Мавсола. Последние месяцы её царствования прошли в непрерывных войнах, где она показала себя отличной военачальницей и, несмотря на сложность положения маленькой Карии, окружённой врагами, смогла сохранить царство мужа.

В то же время известно, что Александр Македонский спустя двадцать лет после смерти Мавсола, ознаменовавшихся в Карии отчаянной борьбой за власть, смутой и дворцовыми переворотами, осматривал готовый и полностью украшенный мавзолей. Вернее предположить, что строительство начали ещё при жизни Мавсола и Артемиссия лишь завершила его. Ведь сооружение такого масштаба должно было занять несколько лет.

В отличие от храма Артемиды Эфесской и других подобных зданий Малой Азии Галикарнасский мавзолей, сохраняя во многом греческие традиции и строительные приёмы, несёт в себе явное влияние восточной архитектуры - прототипов ему в греческой архитектуре нет, зато последователей у мавзолея оказалось множество: подобного рода сооружения впоследствии возводились в разных районах Ближнего Востока.

Архитекторы построили усыпальницу галикарнасскому тирану в виде почти квадратного здания, первый этаж которого был собственно усыпальницей Мавсола и Артемиссии. Снаружи эта громадная погребальная камера, площадью 5000 квадратных метров и высотой около 20 метров, была обложена плитами белого мрамора, отёсанными и отполированными на персидский манер. По верху первого этажа шёл фриз - битва эллинов с амазонками - «Амазономахия» работы великого Скопаса. Кроме Скопаса там работали, по словам Плиния, Леохар, Бриаксид и Тимофей.

Во втором этаже, окруженном колоннадой, хранились жертвоприношения, крышей же мавзолея служила пирамида, увенчанная мраморной квадригой: в колеснице, запряжённой четвёркой коней, стояли статуи Мавсола и Артемиссии. Вокруг гробницы располагались статуи львов и скачущих всадников.

Мавзолей знаменовал собой закат классического греческого искусства. Очевидно, он был слишком богат и торжественен, чтобы стать по-настоящему красивым. Даже на рисунках- реконструкциях он кажется таким же тяжёлым и статичным, как персидские гробницы, - в нём больше Востока, чем Греции. Возможно, виной тому пирамида, возможно, глухие высокие стены нижнего этажа.

Впервые в греческом искусстве были объединены все три знаменитых ордера. Нижний этаж поддерживался пятнадцатью дорическими колоннами, внутренние колонны верхнего этажа были коринфскими, а внешние - ионическими.

Плиний утверждает, что мавзолей достигал в высоту ста двадцати пяти локтей, то есть шестидесяти метров, другие авторы дают либо большие, либо меньшие цифры.

Мавзолей стоял в центре города, спускавшегося к морю. Поэтому с моря он был виден издалека и выгодно смотрелся рядом с другими храмами Галикарнаса - колоссальным святилищем Ареса, храмами Афродиты и Гермеса, которые стояли выше, на холме, по сторонам мавзолея.

По всему античному миру строились копии и подражания мавзолею в Галикарнасе, но, как и положено копиям, они были менее удачны и поэтому вскоре забыты. Он стал так знаменит, что римляне называли мавзолеями все крупные усыпальницы. Построен мавзолей был столь прочно, что, хотя и обветшал, простоял почти две тысячи лет. А о том, как мавзолей погиб, известно из хроники историка позднего Средневековья, где говорится о последних днях ордена иоаннитов на острове Родос.

«В 1522 году, когда султан Сулейман готовился к нападению на родосцев, великий магистр ввиду предупреждения опасности послал нескольких рыцарей, чтобы привести в порядок укрепления и насколько возможно воспрепятствовать высадке неприятеля. Прибыв в Мезину (так именовался тогда Галикарнас), рыцари тут же принялись за укрепление замка. За неимением подходящих материалов они воспользовались мраморными плитами и глыбами, из которых состояла древняя, полуразрушенная постройка вблизи гавани.

Снимая глыбу за глыбой, они спустя несколько дней добрались до какой-то пещеры и увидели прекрасную четырёхугольную залу, украшенную мраморными колоннами, карнизами и различными орнаментами. Промежутки между колоннами были заполнены украшениями из различных мраморов, по стенам и на потолке виднелись мраморные же рельефы, изображавшие различные сцены и даже целые сражения. Подивившись всему этому, рыцари, однако, воспользовались и этим материалом, так же как наружными глыбами. За этой залой они нашли ещё другую, меньшую, в которую вела низенькая дверь. В этой зале они увидели четырёхугольный мраморный надгробный памятник со стоящей на нём урною. Памятник этот был сделан очень искусно из белого мрамора, дивно светившегося в темноте. Вошедшие рыцари не имели возможности оставаться там дольше, так как в это время ударил призывный колокол. Вернувшись на другой день, они увидели памятник разрушенным и могилу открытой. На земле были разбросаны кусочки золотой парчи и золотые пластинки. Это заставило их предположить, что пираты, сновавшие у побережья, ночью проникли туда и нашли много драгоценностей...»

Так до нас дошло единственное достоверное описание погребального зала мавзолея, сделанного со слов археологов «наоборот» - последних, кто видел мавзолей стоящим, и сделавших все, чтобы от памятника ничего не осталось.

В середине XIX в. путешественники по Малой Азии обращали внимание на то, что стены турецкой крепости Будрун, перестроенной из ионнитского замка святого Петра, сложены не столько из каменных глыб, сколько из мрамора. Это неудивительно: остатки античных городов всегда служили строительным материалом сначала византийцам, а потом арабам и туркам. Но уж очень красивы и необычны были мраморные плиты стен Будруна: неизвестный гений населил их барельефы неистовыми людьми и богами.

Когда слухи об этом дошли до английского посла в Турции, он приехал в Будрун и после долгих переговоров и множества взяток купил разрешение выломать из стен двенадцать плит и перевезти их в Британский музей. Английские учёные по сохранившимся описаниям и отзывам современников вскоре догадались, что перед ними часть знаменитого фриза Скопаса - «Ама- зономахии».

Убедившись в том, что Галикарнасский музей надо искать в Будруне, сэр Ньютон, хранитель Британского музея, поспешил туда. Первое, что он увидел, высадившись на берег, были два мраморных льва, вставленные в стену крепости мордами к морю. Львы тоже были когда-то позаимствованы крестоносцами для военного строительства.

Ньютон не тратил времени даром. Он облазил всю крепость, отыскивая и определяя «ворованные» плиты и статуи. В ожидании как всегда нескорого разрешения на изъятие плит он начал искать то место, где когда-то стоял мавзолей, который должен был находиться недалеко от крепости. Иначе бы ионнитам не было смысла таскать оттуда плиты и глыбы.

За девять месяцев, проведенных в Будруне, Ньютон отыскал обломки мавзолея, а под слоем земли и мусора - ещё четыре плиты Скопаса. Когда же раскопки подходили к концу, обнаружили самую главную находку - расколотые на множество частей двухметровые статуи Мавсола и Артемиссии, стоявшие прежде в колеснице, на верху мавзолея, и разрешавшую все сомнения почти целую мраморную лошадиную голову чуть менее метра, с бронзовой позолоченной уздечкой и подвесками - украшениями.

Удивительно то, что голова оказалась деформированной. Ньютон догадался, что лошади, запряжённые в колесницу карийских монархов, стояли на шестидесятиметровой высоте. Этим-то и объяснялась несоразмерность: на лошадей следовало смотреть издали и снизу.

III. Итоги заседания.

- О чём узнали вы сегодня на заседании клуба?

- Что было для вас самым удивительным?

Похожие статьи:

Конспект урока по окружающему миру «Мир глазами историка», 4 класс

Конспект урока по окружающему миру, 4 класс. Моря, озера и реки России

Конспект урока по окружающему миру, 4 класс. Лес и человек. Школа России

Конспект урока по окружающему миру, 4 класс. Проверка знаний по разделу «Земля и человечество»

Конспект урока по окружающему миру «Звездное небо», 4 класс. Школа России

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!