Наши конкурсы
Бесплатные конкурсы для педагогов и детей

Сказки для детей 5-7 лет

Словацкая сказка «Двенадцать месяцев»

У одной женщины были падчерица да родная дочка. Свою дочь эта женщина любила, а на падчерицу и смотреть не могла. И все оттого, что Марушка была куда красивее ее Голены. Марушке, терпеливой и покорной, приходилось всю работу делать: стирать и варить, прясть и ткать, траву косить и за коровой приглядывать. А Голена только и делала, что наряжалась да на завалинке сидела. Только Голена с каждым днем становилась все безобразнее, а Марушка прекраснее. Вот мачеха с Голеной и решили Марушку со света сжить. Сказано — сделано.

Однажды в середине января захотелось Голене подснежников.

— Иди-ка ты, Марушка, в лес да нарви мне подснежников. Я их к поясу приколю.

— Ах, сестричка, как тебе такое в голову могло прийти? Где это видано, чтобы под снегом цветы росли? — заплакала Марушка.

— Ты что, со мной спорить вздумала? Изволь слушаться! Принеси подснежники, а не то хуже будет! — пригрозила Голена, а мачеха выставила Марушку за дверь и заперла все запоры.

Заплакала Марушка еще горше и пошла в лес. А там снегу по пояс, темно, страшно, холодно. Долго плутала Марушка по лесу, увязала в сугробах, замерзла совсем. Только вдруг увидела вдалеке между деревьями, будто бы огонек светится. Повернула она на огонек и пришла на высокую гору. На той горе большой костер горит, вокруг костра лежит двенадцать камней, а на тех камнях сидят двенадцать человек. Трое — старики в серебряных шубах, беловолосые и белобородые, трое — помоложе — в золотых плащах, еще трое — еще моложе — в пестрых, разноцветных одеждах, а последние трое — самые юные и красивые — в зеленых. Сидят молча и смотрят на огонь. И были это двенадцать месяцев. Большой Январь с посохом в руке сидел выше всех.

Испугалась Марушка сначала, но потом осмелела:

— Здравствуйте, люди добрые! Пустите меня погреться у вашего костра, уж очень я замерзла.

Большой Январь кивнул головой и спросил:

— А за чем ты в лес в такой мороз пожаловала?

— За подснежниками, — ответила Марушка.

— Кто же зимой за подснежниками ходит?! Зимой цветы не растут.

— Я-то знаю. Да сестрица моя с мачехой приказали подснежников им из леса принести, а не то побить грозились, — сказала Марушка. — Не знаете, люди добрые, где мне цветы найти?

Тут встал Большой Январь со своего камня и подошел к месяцу совсем юному:

— Братец Март, сядь на мое место!

Март сел на место Января, взял посох, взмахнул им над костром — и огонь поднялся выше, снег начал быстро таять, почки на ветках надулись, зазеленела редкая травка, а в траве зарозовели бутоны маргариток. Наступила весна. Под кустами расцвели подснежники, и не успела Марушка прийти в себя от удивления, как перед ней вся полянка точно цветочным ковром покрылась.

— Собирай быстрее, Марушка! — поторопил ее месяц Март.

Марушка принялась цветы собирать и набрала большой букет. Потом поблагодарила братьев-месяцев и побежала домой.

Удивилась Голена, удивилась и мачеха, когда увидели, что Марушка домой не с пустыми руками вернулась.

— Где нарвала? — спрашивают.

— В лесу на горе. Там подснежников целая поляна.

Голена цветы взяла, приколола к поясу, сама понюхала, мачехе понюхать дала, а сестре не предложила.

На другой день захотелось Голене ягод:

— Иди-ка ты, Марушка, в лес да принеси мне ягод.

— Ах, сестричка, как тебе такое в голову могло прийти? Где это видано, чтобы под снегом ягоды росли? — заплакала Марушка.

— Ты что, со мной спорить вздумала? Принеси ягод, а не то хуже будет! — закричала на нее Голена, а мачеха вытолкнула Марушку за дверь и заперла все запоры.

Делать нечего. Заплакала Марушка еще горше и пошла в лес. А там снег глубокий, темно, холодно. Долго плутала по лесу Марушка, как вдруг увидела огонек вдали, тот, что вчера видела. Обрадовалась она и пошла на этот огонек. Пришла она к огромному костру, а вокруг того костра снова сидят двенадцать месяцев. А Большой Январь выше всех.

— Здравствуйте, люди добрые! Пустите меня погреться у вашего костра, уж очень я замерзла.

Большой Январь кивнул головой и спросил:

— За чем ты опять в лес пожаловала?

— За ягодами.

— Сейчас зима, а зимой ягоды не растут, — сказал Январь.

—- Я-то знаю, — грустно ответила Марушка, — да сестра Голена с мачехой приказали ягоды им из леса принести, а не то побить грозились. Помогите мне, люди добрые, ягоды найти!

Большой Январь встал, подошел к месяцу, что сидел напротив, дал ему посох в руки и сказал:

— Братец Июнь, сядь-ка на мое место.

Сел Июнь на самый высокий камень и взмахнул над костром посохом. Огонь поднялся выше, снег растаял, зазеленела земля, деревья покрылись листьями, птицы запели, цветы расцвели. Наступило лето. В роще точно кто-то рассыпал белые звездочки. Белые звездочки стали превращаться в ягоды, и не успела Марушка прийти в себя от изумления, как ягоды созрели.

— Собирай быстрее, Марушка! — сказал Июнь.

Марушка обрадовалась, быстро принялась за дело и скоро насобирала полный фартук. Потом поблагодарила братьев-месяцев и побежала домой.

Удивилась Голена, удивилась и мачеха, когда увидели, что Марушка ягод полный фартук принесла.

— Где насобирала? — накинулась на сестру Голена.

— В лесу на горе. Там их целая поляна.

Голена ягоды взяла, наелась досыта, мачеха тоже наелась, а Марушке и ягодки не предложили.

На другой день захотелось Голене яблок:

— Иди-ка ты, Марушка, в лес — за яблоками.

— Ах, сестричка, откуда же зимой в лесу яблоки возьмутся? — взмолилась несчастная Марушка.

— Ты что, со мной спорить вздумала? Не принесешь домой красных яблочек — пеняй на себя! — пригрозила Голена. А мачеха вытолкнула Марушку за дверь и заперла все запоры.

Делать нечего. Побрела Марушка в лес.

В лесу снег глубокий, нигде ни тропинки. Только Марушка больше не плутала. Сразу побежала она на гору, где горел жаркий костер, а вокруг сидели двенадцать месяцев. А Большой Январь выше всех.

— Здравствуйте, люди добрые! Пустите меня погреться у вашего костра, уж очень я замерзла.

Большой Январь кивнул и спросил:

— За чем же ты опять в лес пожаловала?

— За красными яблочками, — ответила Марушка.

— Но сейчас зима, а зимой яблочки не растут.

— Я-то знаю, — грустно ответила Марушка, — да сестра Голена и мачеха приказали яблочки им из леса принести, а не то побить грозились. Скажите, люди добрые, где мне их взять?

Большой Январь встал, подошел к одному из братьев, что в золотых плащах сидели, дал ему посох и говорит:

— Братец Сентябрь, сядь-ка на мое место!

Месяц Сентябрь сел на самый высокий камень, взмахнул посохом над костром. Огонь вспыхнул красным пламенем, снег растаял, листья на деревьях сначала стали зелеными, потом пожелтели. По откосам заалела полевая гвоздика. Тут увидела Марушка яблоню, а на ней — спелые яблочки.

Потрясла Марушка яблоню — упало одно яблочко. Потрясла снова — и еще одно яблочко упало.

— Поторопись! — крикнул ей месяц Сентябрь.

Марушка подняла два упавших яблочка, поблагодарила братьев-месяцев и домой побежала.

Удивилась Голена, удивилась и мачеха, когда увидели, что Марушка принесла яблоки.

— Где нарвала?

— В лесу на горе. Там ими вся яблоня усыпана.

— Почему же ты больше не принесла? Наверное, все сама по дороге съела?

— Ах, сестрица, я даже кусочка не попробовала. Потрясла яблоню — упало одно яблочко, потрясла еще раз — упало второе. А больше нарвать мне не позволили.

Голена с мачехой съели оба яблока. И показались они им такими вкусными да сладкими, ну, в жизни ничего подобного не пробовали.

Вот и говорит Голена:

— Дай-ка мне, мать, шубу да платок, я сама схожу в лес за яблоками.

Как сказала, так и сделала.

А в лесу снег глубокий, и нигде ни тропинки. Голена долго плутала, пока не увидела вдалеке огонек. Это был костер двенадцати месяцев. Голена сначала испугалась, но потом осмелела, подошла без спроса к огню, стала руки греть.

Большой Январь брови седые нахмурил и спрашивает:

— Чего тебе в лесу надобно?

— А тебе какое дело, старый? — огрызнулась Голена.

Январь нахмурился пуще прежнего, взмахнул посохом над огнем, и стал огонь гореть совсем низко. Небо потемнело, повалил густой снег, точно наверху кто-то перину разорвал, налетел северный ветер, зашумел в ветвях. Закружила Голену метель, и навсегда потеряла она дорогу домой.

Мачеха ждала дочку, ждала, да так и не дождалась. «Видно, яблоки ей по вкусу пришлись, вот и оторваться не может», — подумала она, надела шубу, взяла корзинку и пошла в лес. Ходила-ходила, искала-искала, пока сама не замерзла.

Осталась Марушка дома одна. Прибралась, сварила обед, покормила корову, а Голена с мачехой все не возвращаются. «Как бы с ними чего плохого не случилось!» — забеспокоилась она. Только ни Голены, ни мачехи увидеть ей больше не пришлось. Осталась Марушка в маленьком домике одна. А вскоре и жених для нее нашелся. И жили они вместе долго и счастливо.

Итальянская сказка «Лежебока»

Живал в одной деревушке работящий крестьянин Бастиано. А жена у него, наоборот, была ленивая-ленивая.

Собрался как-то утром Бастиано в лес по дрова и говорит жене:

— Знаю я, Лина, что тебе работа не в радость, но, будь добра, последи, чтобы куры не склевали наше зерно.

— Положись на меня, муженек. Уж я и близко к полю ни одной курицы не подпущу.

Она и впрямь уселась на краю поля под фиговым деревом и решила глаз не спускать с кур. Но те преспокойно клевали крошки хлеба вдали от пшеничного поля. А солнце уже поднялось в зенит и жарило безжалостно. Лина и подумала, что ничего страшного не произойдет, если она прикорнет на минутку. Закрыла она глаза и тут же крепко уснула.

Сидевшая на фиговом дереве цикада запела- зацокала:

Спит себе Лина давным-давно.

А куры в поле клюют зерно.

Лине-лежебоке туго придется,

Когда Бастиано с работы вернется.

Но Лина видела уже десятый сон. Ей и невдомек было, что куры и впрямь топчут и клюют пшеницу. А когда она наконец проснулась, куры так объелись, что лапой двинуть не могли.

— Ой, беда! Пропал урожай! — запричитала Лина. Но, впрочем, как отчаялась, так быстро и утешилась: — Зато куры наши будут жирные и большие, как гуси.

Загнала она кур в курятник, а сама снова уселась в тенечке подремать немного.

А цикада снова запела-затрещала:

Усядутся куры на свой насест,

Придет лисица и всех их съест.

Вернется домой Бастиано,

Достанется Лине поздно или рано.

Но Лина после того, как загнала кур в курятник, так утомилась от этой тяжкой работы, что уже снова крепко спала и ничего не слышала. Зато, как проснулась, скорей побежала к курятнику взглянуть на кур. А там лиса уже догрызала последнее крылышко последней курочки.

— Ах ты, рыжая плутовка! — вскричала Лина и быстро захлопнула окошко, через которое лиса пролезла в курятник.

«Не так уж все и плохо, — подумала она. — Лиса, конечно, всех кур поела. Но теперь она в ловушке. Продадим ее меховую шкурку и купим целый выводок маленьких цыплят. А в придачу парочку гусей. Даже хорошо, что все так вышло».

Так она себя успокоила и вернулась в тень своего любимого фигового дерева. Там ее и сморил сладкий сон.

А неугомонная цикада поет-поскрипывает:

Лиса взаперти,

Но ее вот-вот разорвет собака.

Ох, и туго Лине придется,

Когда Бастиано домой вернется.

Но Лине как раз снилось, что она несет с базара цыплят. Она улыбалась во сне и ничего не слышала.

Тут и разбудил ее страшный шум и возня в курятнике. Заглянула она в окошко и увидела, как большой серый пес гоняется за лисой. Он, как только почуял запах лисицы, прибежал к курятнику, прорыл под стеной лаз и пролез внутрь.

— Уймись, глупый пес! — закричала Лина. Она ворвалась в курятник и схватила пса за холку. А лиса, не теряя времени, выскользнула наружу, и только ее и видели. Но Лине было теперь не до нее. «Очень даже хорошо, — думала она. — Муж с этой собакой отправится на охоту и настреляет не один десяток лисиц».

Привязала Лина пса к забору и, довольная собой, поспешила на свое местечко под фиговым деревом.

А цикада не унимается:

Спишь, а мальчишки тут как тут.

Отвяжут собаку и уведут.

Ох, и туго тебе придется,

Когда Бастиано домой вернется.

Пела она, разливалась, но все напрасно. Лина крепко спала и ничего не слышала.

И вот вернулся из леса Бастиано. Лина встрепенулась и радостная выбежала ему навстречу.

— Все ли в порядке у нас, — спрашивает Бастиано, — цела ли пшеница в поле?

— Ох, муженек, стоило мне на секунду отвернуться, как эти проклятые куры все зерно поклевали! Зато стали они такими большими и жирными, что твои гуси.

— Эта беда не беда, — сказал Бастиано. — Продадим кур и купим зерна.

— Как бы не так, милый муженек. Кур-то лиса съела. Но я не промах! Курятник заперла и лису поймала.

— Тем лучше, — кивнул Бастиано. — Продадим лисью шкуру. Она нынче в цене.

— Да, рыжая шкурка была хороша! Только лиса, плутовка эдакая, убежала. В курятник забрался огромный пес и так ее трепал, что всю шкуру испортил. Зато пса этого я поймала. Пойдешь с ним в лес на охоту, там лис-то видимо-невидимо.

— Ну что ж, пойдем, поглядим на эту собаку.

Пришли они к забору, а собаки и нету. Пока Лина спала, пробегали мимо мальчишки, увидели собаку, отвязали ее и увели.

И след их давно уж простыл.

Как вы думаете, что сделал Бастиано? Думаете, рассердился? Правильно. Еще как!

Японская сказка «Самый красивый наряд на свете»

В старину, далекую старину, были у ворона перья белые-белые. Захотелось ему принарядиться.

Вот и полетел ворон к сове.

В те времена сова была красильщицей. Она красила всем птицам платья, в какой только цвет они пожелают: красный, синий, бирюзовый, желтый... От заказчиков отбоя не было.

— Госпожа сова! Госпожа сова! Выкр-р-рась мой наряд в самый кр-р-расивый цвет. Я хочу весь свет поразить своей кр-р-расотой.

— У-гу, у-гу, могу! — согласилась сова. — Хочешь голубое платье, как у цапли? Хочешь узорчатый наряд, как у сокола? Хочешь пестрый, как у дятла?

— Нет, выбери для меня цвет совсем невиданный, чтобы другого такого наряда ни у одной птицы не было!

Стряхнул с себя ворон свое белое оперение, а сам улетел.

Думала-думала сова, какой цвет самый невиданный, и выкрасила перья ворона в черный- черный цвет, чернее туши.

Прилетел ворон и спрашивает:

— Хор-р-рош ли нар-р-ряд у меня получился?

Надел он свое новое платье и давай в зеркало глядеться. Посмотрел да так и ахнул! С головы и до самого хвоста стал он черным- черным, и не разберешь даже, где глаза, где нос.

— В какой это цвет ты мои перья выкр-р- расила, р-разбойница?! — завопил ворон.

Стала сова оправдываться:

— Ты же сам хотел, чтобы я выкрасила твой наряд в небывалый цвет.

— Погоди же, поймаю тебя — р-разорву в клочья! Теперь мы вр-раги навсегда! — злобно закаркал ворон.

С той поры как увидит он сову, так и бросается на нее.

Вот почему сова днем прячется в дупле. Не показывается она на свет, пока ворон летает.

Японская сказка «Огневой Таро»

В старину, в далекую старину жила одна девушка по имени о-Кику. Как-то раз гуляла она в поле позади своего дома и вдруг видит: в земле большая яма чернеет. И откуда только она взялась?!

Наклонилась о-Кику над ямой и заглянула в глубину. Темно там и ничего не видно. Разобрало девушку любопытство. Спустилась она в яму и попала в подземное царство. Идет о-Кику по длинной-длинной дороге, а вдоль дороги растут прекрасные, не виданные на земле цветы. Много ли, мало ли она прошла, вдруг видит — стоят черные ворота.

Постучала о-Кику в ворота: дон-дон-дон! Вышел ей навстречу юноша, красивый собой, но бледный до синевы, в лице ни кровинки. Пригласил он ее зайти в дом.

— Зовут меня, — говорит, — Огневой Таро, а это царство огня. Отец мой был владыкой этого царства, но он умер, и с Тех пор черти не дают мне покоя. Терплю я жестокие муки, и кто меня от них освободит, не знаю.

Пожалела девушка Огневого Таро и осталась с ним. На другое утро собрался юноша уходить и наказывает ей:

— Не вздумай подсматривать, куда я иду. Жди меня здесь, в этой комнате. Никуда от-, сюда не выходи.

Отодвинул он дверь в сторону, снова за собой задвинул и ушел в глубь дома.

А в самых дальних покоях кто-то шумит, и галдит, и гремит железом. Не выдержала о-Кику, выглянула потихоньку. И что же она увидела? Страшные черти раздели юношу догола, растянули на железной решетке и подвесили над огромным очагом. Корчится юноша в пламени. Уж когда совсем почти жизни в нем не осталось, приказал старший черт:

— На сегодня довольно.

Вынули черти юношу из огня.

От ужаса девушка чуть разума не лишилась. Задвинула она потихоньку дверь и вернулась назад в комнату.

На другое утро юноша сказал ей:

— Нынче я опять проведу весь день в дальних покоях дома. Тебе, видно, тоскливо одной... Погуляй в саду, там есть чем полюбоваться. Вот тебе тринадцать ключей от тринадцати кладовых. Двенадцать кладовых можешь отпереть, а в тринадцатую не входи. Еще мой покойный отец запретил ее открывать. Я и сам никогда там не бывал. Слышишь? Не вздумай открыть тринадцатую дверь! — С этими словами Огневой Таро вручил девушке связку черных ключей, а сам опять ушел во внутренние покои.

С тоской в сердце вышла о-Кику во двор. Стоят во дворе рядышком тринадцать каменных кладовых. Захотелось девушке поглядеть, что в них спрятано. Отперла она ключом первую кладовую. А как увидела, что в ней, все на свете позабыла.

В первой кладовой праздновали Новый год. Множество маленьких человечков в парадных накидках с гербами украшали новогодние сосны, а крошечные девочки в праздничных нарядах подбрасывали мячики с перьями. Весело там было и шумно.

Во второй кладовой стоял февраль. Цвели, благоухая, сливы. Крошечные мальчики пускали по ветру воздушных змеев.

А что же было в третьей кладовой? Там справляли Праздник цветения персиков. Девочки ростом с пальчик, нарядные и веселые, любовались великолепно разряженными куколками величиной с горошину.

В четвертой кладовой светило апрельское солнце. Седобородые карлики, ведя за руку своих внуков, чинно шли в храм по случаю рождения Будды.

А в пятой кладовой? О-Кику не терпелось заглянуть в пятую кладовую. Там стоял теплый май. В синем небе плавали, как живые, пестрые карпы, а крошечные мальчики, весело распевая, устилали кровли домов цветущими ирисами. В парадных покоях красовались куклы-воины с ноготок величиной.

В шестой кладовой солнце сияло жарче. На берегу прозрачной реки заботливые хозяюшки- карлицы усердно стирали белье. А за рекой виднелись рисовые поля. Крестьяне и крестьянки, такие маленькие, что можно было каждого посадить на ладонь, пели песни, высаживая рядами зеленые ростки риса.

О-Кику отперла дверь седьмой кладовой и увидела ясное звездное небо. То был вечер «Встречи двух звезд». Дети карликов привязывали к листьям бамбука тоненькие полоски разноцветной бумаги с надписью «Небесная река» и много других украшений.

Наглядевшись вдоволь, о-Кику отперла дверь восьмой кладовой. Там была ночь осеннего полнолуния1. Крошечные дети любовались светлой луной, а перед ними на столиках лежали пестрыми горками яблоки и груши не крупнее лесной земляники. Луна, похожая на большой круглый поднос, пристально смотрела с неба на рисовые колобки.

О-Кику заглянула в девятую кладовую. Там все было красное и золотое. Карлики, опираясь на посохи, неторопливо гуляли по горам. То подымались они по крутому склону, то спускались в глубокую долину, любуясь осенними кленами.

Пришла очередь десятой кладовой. Там стоял октябрь. Карлики, взобравшись на деревья, трясли изо всей силы ветви, и на землю градом сыпались спелые каштаны. Весело было смотреть, как дети собирают их в корзины.

О-Кику открыла одиннадцатую кладовую. Навстречу ей потянуло холодным ветром. Вся земля была покрыта мелкой россыпью первого инея. Под каждой застрехой висели сушеная хурма и редька. Крошечные крестьяне молотили рис, радуясь богатому урожаю.

В двенадцатой кладовой было царство снега. Куда ни взглянешь — глубокие сугробы. Дети веселятся, играют в снежки, лепят снежных человечков...

Вот и еще одна кладовая. Но Огневой Таро строго-настрого запретил отпирать тринадцатую дверь. Держит о-Кику черный ключ в руке... И не велено входить, а хочется. Думает девушка: открыть или не открыть, а сама шаг за шагом, шаг за шагом, все ближе к двери, словно тянет ее что-то...

Вложила девушка ключ в замочную скважину, пробует повернуть, но заржавел замок, не поддается. С трудом отперла она дверь и вошла в кладовую. Эта кладовая не похожа была на все остальные. Не было в ней ни карликов, ни праздничных зрелищ. Попала о-Кику в богато убранный покой. Оглянулась она вокруг и видит: на полочке в парадной нише стоит шкатулка, покрытая черным лаком. Захотелось о-Кику посмотреть, что в ней спрятано. Приоткрыла девушка крышку и заглянула. Лежат в шкатулке два красных шара. Словно из стекла они сделаны, да только мягкие. Что бы это могло быть? Сунула о-Кику шкатулку за пазуху и выбежала из кладовой.

Солнце уже высоко поднялось. Захотелось девушке пить. Видит она: в саду бежит ручеек. Наклонилась о-Кику над ручьем, пригоршню воды зачерпнула. В чистой воде, как в зеркале, были видны прибрежные деревья, а на одном из них что-то пестрое шевелилось. Подняла девушка голову: огромная змея обвилась вокруг ветки сосны и смотрит на нее, сверкая глазами!

Не помня себя от страха, перепрыгнула о-Кику через ручей и бросилась бежать. И в тот же самый миг приоткрылась у нее за пазухой шкатулка, выкатился оттуда один шар и упал в ручей. Но девушка с перепугу ничего не заметила.

Вбежала она в дом, а навстречу ей идет Огневой Таро. Рассказывает она ему, какие чудеса видела в двенадцати кладовых, а про тринадцатую — ни слова. Слушает ее юноша и улыбается.

Вдруг послышался топот и гам. Высыпала из глубины дома ватага чертей. Затряслась от страха о-Кику, а черти низко ей поклонились и говорят:

— Добрый вечер! Благодаря вам нашли мы один глаз нашего главного военачальника. Змея все нам рассказала... Наш военачальник повелел, чтобы вы оба предстали перед ним.

Повели черти юношу с девушкой к своему главарю. А у того лишь один-единственный глаз сверкает во лбу красным огнем, вместо другого — пустая глазница.

— Великое вам спасибо! — склонил главный черт свои рога перед ними. — Тому уж несколько десятков лет, как покойный отец твой, юноша, разгневался на меня за одно недоброе дело и лишил меня обоих глаз. С тех пор я долгие годы ходил слепым. В отместку за это я и мучил тебя немилосердно. Но сегодня у меня большая радость: один глаз нашелся. Отдайте же мне и второй. Я больше ничем вас не потревожу. Если будут у меня оба глаза, мне и сокровищ никаких не надо. Все вам подарю, только верните мне второй глаз!

Слушает Огневой Таро и ничего не понимает. Спросил он у девушки:

— Ты от меня ничего не скрыла?

— Да, правду сказать, я нарушила твой запрет, отперла тринадцатую кладовую. А в ней стояла шкатулка с двумя красными шарами... Не знала я, что это глаза черта. Положила я шкатулку себе за пазуху, да увидела змею возле ручья и, сама не знаю как, уронила один шар в воду.

Обрадовался военачальник чертей:

— Вот, вот, этот самый глаз. Отдай же мне другой, прошу тебя!

Вынула девушка из-за пазухи шкатулку и отдала черту второй красный шар, а черт сейчас же вставил его себе в пустую глазницу. Засверкали оба его глаза, словно два огня.

На радостях одарил он о-Кику и Огневого Таро несметными сокровищами.

Поженились юноша с девушкой. Весело им жилось: ведь они каждый день могли любоваться всеми временами года.

Похожие статьи:

Телешов «Крупеничка»

Даль «Старик Годовик»

Сказка про облачко и солнышко для детей

Пушкин «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях»

Сказка «Сивка-Бурка»

Страницы: 1 2 3
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!