Наши конкурсы
Конкурс для педагогов «Ах, лето...»

 

Бесплатные конкурсы для педагогов на сайте kladraz.ru

Сценарий литературно-музыкальной композиции. Сталинградская битва

Литературно-музыкальная композиция ко Дню освобождения Сталинграда. Сталинград - столица нашей победы

Цели: углубить знания учащихся об истории России, истории Великой Отечественной войны, о Сталинградской битве; воспитывать патриотизм, чувство любви к своей малой родине, мужество.

Оборудование зала: герб и флаг России, книжная выставка, плакаты о Сталинградской битве, портреты генералов Сталинграда; реквизит для сцены, компьютер.

Звучит гимн России.

Ведущий. Добрый день, дорогие ребята, уважаемые гости!

Вот и наступил этот знаменитый день - юбилей Сталинградской битвы. Как быстро летит время! Несколько десятков лет- это всего лишь короткий исторический миг. А для нас с вами - это целая эпоха, потому что за это время выросло 3 поколения россиян.

Среди нас, живых, осталось немного тех, кто намертво врастал в окопы и руины Сталинграда. С каждым годом становится все меньше участников Сталинградской битвы, очевидцев тех знаменательных событий. Поэтому так важны для нас, молодых, любые сведения о них, особенно их собственные свидетельства, даже если назойливая телереклама настойчиво рекомендует нам вместо подвига выбирать «Пепси».

Сегодня очень важно понять то, что, наряду с награжденными Золотой Звездой (а их было 112 человек - Героев Советского Союза), героями в Сталинграде были все. Все поголовно: и павшие, и раненые, и получившие боевые награды, и не успевшие их получить.

«Сталинград - столица нашей Победы» - так называется литературно-музыкальная композиция, которую мы представляем сегодня на ваш суд, уважаемые гости и ребята.

Россия - особое государство. Велик народ, в биографии которого есть Сталинград. Россия похожа на каменную крепость, которая держится на нравственной силе нашего народа, и овладеть такой крепостью не смогли немецко-фашистские захватчики в годы Великой Отечественной войны.

Больше 79 лет назад под Сталинградом в самой масштабной битве в истории человечества они потерпели сокрушительное поражение. В честном бою Россию победить невозможно.

На фоне музыки А. Бородина «Богатырская симфония» звучит отрывок из романа в стихах Б. Палийчука «Твердыня».

1-й чтец.

По снегу, камням обгорелым,

Среди кирпичных скал и гор,

Идет к врагу под флагом белым

Советский наш парламентер.

 

Уж кем-то черный парабеллум

Небрежно брошен под забор.

Уже потертый автомат

В щебенку сунут наугад.

 

Взгляд опустив, от гнева серы,

И неохотно сторонясь,

Уже чужие офицеры

В универмаг впускают нас.

 

Худой, угрюмый, горбоносый

Сидит фельдмаршал за столом.

Сидит сутуло и устало,

Как бы с натугой держит он

Всю тяжесть этого подвала

На серебре своих погон.

Он встал, когда шагнули наши

На одинокой лампы свет.

Конвоир (русский солдат). Прошу оружие, фельдмаршал!

2-й чтец.

Тот молча вынул пистолет.

От стука оружейной стали

О стол, что звучен, как струна,

Бледнее гитлеровцы стали

И напряженней - тишина.

 

Меж двух шпалер, меж двух заборов

Мундиров, лиц и орденов

Шел средь чужих парламентеров

Фельдмаршал, бледен и суров.

Шел, никому в глаза не глянул

И ничего не произнес.

И в темноту подвала канул,

И тишину с собой унес.

 

Лишь там, на выходе, от света

Он заслонил глаза рукой.

Вовсю сверкали в утро это

Снега над Волгою-рекой.

3-й чтец.

Когда фельдмаршал ослепленный

Обрел опять свой острый взгляд,

Он увидал тогда колонны

Своих оборванных солдат.

 

Увидел скрюченные трупы

На берегу чужой реки,

Что в небеса смотрели тупо,

Подняв над грудью кулаки.

 

А те, что к русским в плен попали,

Шли цепью длинной и живой,

Кто в лазаретном одеяле,

А кто в рогоже гужевой...

 

И Паулюсу вдруг казаться стало,

Что он впервые видит свет,

Что он из тьмы глухой подвала

Не выходил десятки лет.

 

Исчезла тьма фальшивых сводок,

Исчез туман хвастливых книг...

И свой небритый подбородок

Фельдмаршал сунул в воротник.

 

Он сел в закрытую машину,

И дверца саблею стекла

Всю многолюдную равнину

От полководца отсекла.

 

А трупы в придорожной яме

Из-под снегов в крутой мороз

Грозили черными руками

Четверке бешеных колес...

Ведущий. 31 января 1943 года командующий фашистской группировкой войск, оказавшийся в Сталинградском «котле», прежде чем сдаться в плен, передал Гитлеру радиограмму:

«У дверей русский...». Это была последняя депеша Фридриха Паулюса своему главнокомандующему. Через 20 минут после этого Паулюс, этот герой нации, командующий самой прославленной и считавшейся непобедимой 6-й Армией Гитлера, сдался в плен. Генерал Ласкин с металлом в голосе объявил:

- Господин Паулюс, Вы пленены войсками 64-й Армии.

Фашистский командарм подошел к советскому генералу и негромко произнес:

- Фельдмаршал германской армии Паулюс сдается Красной Армии в плен.

Пленного генерал-фельдмаршала вывели из подвала и повели в штаб 64-й Армии Шумилова, затем в штаб Донского фронта к Рокоссовскому.

Впервые за всю историю войн на Руси был пленен вражеский фельдмаршал.

- Сейчас вы увидите сцену, в основу которой положен действительный исторический факт, о котором вспоминал маршал Константин Рокоссовский после войны в одном из интервью корреспонденту газеты «Красная звезда».

Обед с Паулюсом (инсценировка)

Действующие лица

Фридрих Паулюс - фельдмаршал 6-й армии Германии.

Михаил Степанович Шумилов - генерал-лейтенант, командующий 64-й Армией.

Константин Константинович Рокоссовский - генерал-полковник, командующий Донским фронтом.

Переводчик - лейтенант Красной Армии.

Конвоир - рядовой солдат.

На сцене - стол, стулья. Шумилов сидит за столом в ожидании плененного Паулюса.

Входит Паулюс в сопровождении конвоира. Привычным жестом фельдмаршал поднимает неуверенно правую руку, щелкает каблуками. Вид усталый, изможденный.

Шумилов (Паулюсу). Прошу садиться, господин фельдмаршал.

Шумилов (переводчику). Переведите, пожалуйста, товарищ лейтенант.

Переводчик (Паулюсу). Ich danke Ihnen, Herr Armeefuhrer.

Переводчик (Шумилову). Благодарю Вас, господин командующий.

Шумилов (Паулюсу). Господин фельдмаршал, может быть, сигареты, горячий чай?

Переводчик (Паулюсу). Bitte, Zigaretten, heiber Tee, Herr Feldmarschall!

Паулюс (Шумилову). Mit Vergnugen, Herr Armeefuhrer. Und Tee ist zur Zeit. Ich fuhle mich unwohl.

Переводчик (Шумилову). С удовольствием, господин командующий. А чай как раз кстати. Я себя неважно чувствую. (Медленными глотками Паулюс пьет горячий чай.)

Шумилов (Паулюсу). Ну, что, господин Паулюс, настрадались? Вы, наверное, думали, что советское командование шутит, посылая Вам условия сдачи в плен? Что скажете, фельдмаршал?

Переводчик (Паулюсу). Nun, Herr Paulus, haben Sie so viel ertragen? Dazu hat eure Hartnackigkeit gefuhrt. Und die Opfer konnten fehlen oder minimal sein. Haben Sie vielleicht gedacht, dass das Sowjetkommando Scherze gemacht hatte, als es Ihnen das Ultimatum mit Klauseln schickte? Was sagen Sie dazu, Herr Feldmarschall?

Паулюс (Шумилову). (Допивает чай, ставит стакан на стол, виновато поднимает голову.) Sie haben Recht, Herr Armeefuhrer. Ich war hartnackig. Aber andererseits habe ich den Befehl meines Kommandos erfuhlt. Ich hoffe, dass Sie mich verstehen. Es ist Ihnen bekannt, dass ich Verfasser vom Unternehmen «Barbarossa» war. General von Wietersheim schlug mir vor, von der Wolga zuruckzugehen. Er glaubte nicht daran, dass man eure Riesenstadt besetzen konnte. Ich lehnte seinen Vorschlag ab. Klar, dass ich mich geirrt habe.

Переводчик (Шумилову). Вы правы, господин командующий. Я был упрям. Но, с другой стороны, я выполнял приказ своего командования. Надеюсь, Вы понимаете меня. Вам, наверное, известно, что я являюсь одним из главных разработчиков плана «Барбаросса». Генерал фон Витерсгейм предлагал мне отойти от Волги. Он не верил, что удастся взять ваш гигантский город! Я отверг его предложение. Ясно, что я ошибся.

Шумилов (Паулюсу). Ну, а почему ультиматум не приняли сразу? Да еще скрыли этот факт от своих товарищей.

Переводчик (Паулюсу). Und warum wurde das Ultimatum nicht gleich angenommen? Und Sie haben das noch von Ihren Genossen verheimlicht.

Паулюс (Шумилову). Herr Armeefuhrer, wer will sich abgeben? Um so mehr ich. Ich nahm den Siegeslauf uber die ganz Europa. Ich glaubte an die Unbesiegbarkeit unserer Armee. Und General Manstein auch. Oh, mein Gott! Was wird jetzt mit uns sein, was wird mit uns sein?

Переводчик (Шумилову). Господин командующий, кому хочется сдаваться? Тем более мне, кто с победным маршем прошёл по Европе?! Я всегда верил в непобедимость нашей армии. И генерал Манштейн тоже! Боже мой, как мы ошибались! Боже мой... (прикрывает лицо обеими руками). Что теперь будет с нами? Что с нами будет? (Обращается к Шумилову с отчаянием.)

Шумилов (Паулюсу). Ничего страшного с Вами не будет. Всех вас отправим на родину, в Германию. А пока Вас подкормим, подлечим. А сейчас предлагаю Вам, господин фельдмаршал, отобедать у нас в штабе.

Переводчик (Паулюсу). Nichts Schreckliches wartet auf Sie. Ihr werdet nach Deutschland gebracht werden. Zuerst werden wir Sie heilen, nahren. Und jetzt schlage ich Ihnen vor, Herr Feldmaschall, im Stab zu Mittag zu essen.

Паулюс (Шумилову). Ich habe das von der Sowjetkommando nicht erwartet. Danke schon, Herr Armeefuhrer. Aber ich werde nur mit Ihnen zu Mittag zu essen, wenn Sie das erlauben. Oder ich lehne das ab.

Переводчик (Шумилову). He ожидал такого предложения от советского командования. Благодарю Вас, господин командующий. Но обедать буду только с Вами, если позволите. Иначе отказываюсь от обеда.

Шумилов (Паулюсу). Хорошо, господин Фридрих Паулюс, разрешите мне Вас так теперь называть. Только я должен посоветоваться со своим командующим, генерал-полковником Рокоссовским и распорядиться насчет обеда. Извините, мне нужно выйти в соседний кабинет. (Уходит.)

Переводчик (Паулюсу). Gut, Herr Friedrich Paulus, erlauben Sie mir Sie so zu nennen. Aber ich soll mich mit dem Generalleutnant Rokossowski beraten und das Mittagessen bestellen. Ich muss ins Nebenzimmer gehen.

Паулюс (переводчику). Ja, ich habe nicht gedacht, dass ich mit dem Sowjetgeneral zu Mittag zu essen werde, und dazu bei Stalingrad. Das Schicksal hat es so gefuhrt. Es ist Wahrheit.

Переводчик (зрителю). Да, не думал никогда, что доведется мне обедать с советским генералом, да еще под Сталинградом. Воистину судьба играет человеком.

В это время Шумилов звонит в штаб Донского фронта Рокоссовскому.

Шумилов (Рокоссовскому). Константин Константинович! Шумилов беспокоит. Тут такое дело. Щекотливый вопрос. С Паулюсом побеседовал, предложил ему пообедать, а он сказал в ответ, что один обедать не будет, только со мной. Что делать, товарищ командующий?

Рокоссовский (Шумилову). Михаил Степанович! Что делать? Конечно, обедать. Пленить и допросить сумели, а «прием» организовать затрудняетесь. Советую Вам пообедать с фельдмаршалом. Пусть знает, что мы умеем не только хорошо воевать, но и порядочно относиться к пленным. Только долго не засиживайтесь, поскорее отправляйте Паулюса в штаб фронта.

Шумилов (Рокоссовскому). Константин Константинович, Вас понял, но...

Рокоссовский (Шумилову). Михаил Степанович, какие еще проблемы?

Шумилов (Рокоссовскому). Так, Константин Константинович, по русскому обычаю на таком обеде положено пропустить по рюмочке...

Рокоссовский (Шумилову). Коли положено, надо налить. Если Паулюс пожелает произнести тост, не запрещайте. А вот в протокол допроса заносить это не следует.

Шумилов (Рокоссовскому). Есть, товарищ командующий!

Шумилов кладет трубку и возвращается в соседнюю комнату, где оставил Паулюса с переводчиком.

Шумилов (Паулюсу). Ну вот, господин Фридрих Паулюс, разрешение отобедать с Вами у своего начальства получил. Сейчас принесут обед.

Переводчик (Паулюсу). Nun so, Herr Friedrich Paulus, ich habe das Erlaubnis, mit Ihnen zu Mittag zu essen, bekommen. Jetzt wird man das Mittagessen bringen.

Паулюс (Шумилову). Ich habe auf solch einen Empfang nicht erwartet. Ich danke Ihnen, Herr Schumilow.

Переводчик (Шумилову). He ожидал такого приема. Благодарю Вас за любезность, господин Шумилов.

Входит конвоир и вносит обед на подносе, расставляет тарелки, ставит рюмки, графин с водкой.

Шумилов (Паулюсу и переводчику). Прошу, господа, откушайте. Чем богаты, тем и рады. Господин фельдмаршал, по русскому обычаю положено по рюмочке. Не возражаете?

Переводчик (Паулюсу). Essen Sie bitte, meine Herrschaften, was es gibt. Herr Feldmarschall, nach dem russischen Brauch muss man einen Schnapsglas trinken. Sind Sie einverstanden?

Паулюс (Шумилову). Ich habe keine Einwande. Erlauben Sie mir einen Toast ausbringen?

Переводчик (Шумилову). Не возражаю, господин Шумилов. Позвольте тост произнести?

Шумилов (Паулюсу). Говорите, господин фельдмаршал.

Переводчик (Паулюсу). Sagen Sie bitte, Herr Feldmarschall.

Паулюс (Шумилову). Ich mochte vor allem sagen, dass die Sowjetstrategie hoher erschien, als unsere. Das beweist am besten die Stalingrader Schlacht und meine Gefangenschaft. Ich bin sicher, dass Stalingrad zum Wendepunkt in diesem Krieg wird. Fur Deutschland ist die Stalingrader Schlacht die schwerste Niederlage, fur Ihres Land ist sie ein groliter Sieg. Jetzt ist es klar, bald werdet ihr in Berlin sein. Wir haben diesen Krieg verloren. Fur die un- besiegbare Rote Armee und fur das russische Volk! (Поднимает рюмку.)

Переводчик (Шумилову). Я хочу прежде всего сказать, что советская стратегия оказалась... выше нашей... Лучшее тому доказательство - исход Сталинградской битвы, в результате которой я оказался в плену. Я уверен, что Сталинград отныне станет поворотным пунктом в этой войне. Для Германии битва под Сталинградом - тягчайшее поражение в ее истории, а для Вашей страны - это величайшая победа. Теперь ясно одно - вы скоро будете в Берлине. Мы проиграли эту войну. За непобедимую Красную Армию и русский народ!

Шумилов (Паулюсу). Ничего, не горюйте, фельдмаршал. Кто в своей жизни не ошибался? Вы со своими знаниями еще послужите новой Германии.

Переводчик (Паулюсу). Bitte, beruhigen Sie sich, Herr Feldmarschall. Wer hat in seinem Leben keinen Fehler gemacht? Sie mit Ihren Kenntnissen werden noch dem neuen Deutschland dienen.

Паулюс (переводчику). Ja, die Geschichte lehrt. Die Stalingrader Schlacht wird in die Weltgeschichte eingehen. Unsere Nachwelt wird sie studieren. Erlauben Sie mir noch einmal diesen Glas fur eure Armee, fur eures Volk zu erheben!

Переводчик (Шумилову). Да, уроки истории не проходят даром. Битва под Сталинградом войдет в мировую историю, ее будут изучать наши потомки. Еще раз разрешите поднять этот бокал за вашу армию и ваш народ!

Шумилов (Паулюсу). Что ж, господин фельдмаршал, такова история. Жаль только, что цена этой битвы очень высока - столько человеческих жизней загублено. (Встает, дает понять, что обед окончен.)

Переводчик (Паулюсу). So ist die Geschichte, Herr Feldmarschall. Es ist nur sehr schade, dass der Preis dieses Sieges zu hoch ist. So viele Menschenverluste.

Паулюс (встает и обращается к Шумилову). Ich danke fur Empfang, Herr Schumilow! Ich werde dieses Mittagessen bei Stalingrad nie vergessen. Leben Sie wohl, Herr Armeefuhrer!

Переводчик (Шумилову). Благодарю Вас за прием, господин Шумилов. Я никогда не забуду этот обед под Сталинградом. Прощайте, господин командующий!

Паулюс щелкает каблуками, по привычке вскидывает правую руку в приветствии.

В это время входит конвоир.

Шумилов (Паулюсу). До свидания, господин Фридрих Паулюс. Не поминайте лихом. Может быть, еще доведется встретиться с Вами после войны.

Конвоиру. Конвоир! Отведите фельдмаршала в штаб армии к Рокоссовскому.

Переводчик (Паулюсу). Auf Wiedersehen, Herr Friedrich Paulus! Leben Sie wohl. Vielleicht werden wir uns nach dem Krieg treffen.

Все уходят.

Ведущий (на фоне видеокадров о пленении Паулюса из фильма «Сталинградская битва»). Вы видите документальные кадры, на которых снят фельдмаршал Паулюс в момент его пленения советскими солдатами.

4-й чтец.

От льда арктического моря

До африканского песка

С фашизмом бились в смертном споре

Разноплеменные войска.

 

И люди воинскую славу

От снежных гор до пирамид

Увековечили по праву,

Вковали в бронзу и гранит.

 

Но нашей славе сталинградской,

Которой выше всех сиять,

Бессмертный памятник солдатский

Воздвигнут, подвигу под стать.

 

Дивизий пыльные знамена,

Знамена славы боевой,

На гордых башнях Волго-Дона

Застыли в бронзе вековой.

И чтобы в людях память крепла

Про легендарный Сталинград,

Великий город встал из пепла,

Сильней и краше во сто крат.

 

Делам и подвигам народа

Стареть и тлеть не суждено.

Мы с вами дальше год от года

От Сталинградского обвода,

А нам он близок все равно.

 

Расплылся дым, и пыль осела,

А слава тех великих дней

В степной дали не потускнела,

А стала ярче и видней.

И нам виднее с вами ныне,

Шагая в гору и вперед,

Дела и подвиги твердыни...

Твердыней этой был народ!

Ведущий. У нового времени - новые герои. Несмотря ни на что, подвиги наших солдат и офицеров в горячих точках нравственно похожи на подвиги героев Великой Отечественной войны. Пока существует эта взаимопреемственность, у России всегда будут своя земля, свой народ, свои песни и свои Победы.

Звучит один куплет песни «Поклонимся великим тем годам» (муз. А. Пахмутовой, сл. М. Львова).

Представление участников литературно-музыкальной композиции, инсценировки «Обед с Паулюсом».

Далее следует обзор книжной выставки на данную тему и обмен мнениями участников и гостей встречи.

Литература

1. Красная звезда: газ. - 2001.

2. Палийчук, Б. Твердыня: роман в стихах / Б. Палийчук. - Волгоград: Нижне-Волжское кн. изд-во, 1982. - 198 с.

Похожие статьи:

Классный час «Битва за Сталинград», 4 класс

Внеклассное мероприятие «Сталинградская битва», 7-9 класс

Алексеев «Буль-буль»

Сталинградская битва. Сценарий мероприятия для школьников 5-7 класса

Алексеев «Зимняя гроза»

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!