Наши конкурсы
Бесплатные конкурсы для педагогов и детей

Классный час о дружбе, 10 класс

Методическая разработка классного часа для старшеклассников «О дружбе»

Форма проведения: беседа с элементами драматизации.

Цель:

- показать учащимся, что понятие «дружба» и взаимоотношения между людьми сохранили свою значимость, не потеряли глубины чувствования и восприятия в современном мире;

- познакомить ребят с рассуждениями о дружбе мыслителей Древней Греции (Цицерон, Лелий).

Подготовка

• Заранее подобрать материал, вопросы к обсуждаемой теме.

• Распределить роли среди выступающих.

• Пригласить гостей (родителей, бабушек, дедушек).

• Отрепетировать сценки.

Содержание классного часа

Часть первая

Учитель: Ребята, сегодня мы затронем одну из самых важных, глубоких, жизненно оправданных тем — тему дружбы.

Прежде чем начать беседу, я попрошу каждого из вас дописать незаконченное предложение, а в конце нашего разговора мы сравним, насколько изменилось ваше мнение на этот счет, а может быть, выяснится, что вы для себя открыли какое-то новое понимание, взглянули на свои отношения с друзьями с другой стороны, увидели в этих отношениях что-то новое...

1. Друг — это тот, кто...

2. С другом я часто...

3. Приятель и друг не совсем одно и то же, так как..

4. С другом можно...

5. Я дружу с ... потому, что ...

Часть вторая.

«Гости из прошлого»

Учитель: Ребята, к нам на встречу пришли гости из прошлого: Цицерон и его учитель Лелий, которые хотят поделиться своими мыслями и рассуждениями по выбранной нами теме «О дружбе».

Историческая справка

Сципион Эмилиан Младший (185—129 гг. до н. э.) — полководец и талантливый политический деятель.

Гай Лелий был несколько старше Сципиона и своей первой должности — квестора (помощник консула) — достиг в 155 году. Знаменитый греческий философ — он был настоящим меценатом, благодаря его поддержке и вниманию многие деятели культуры того времени реализовали свои творческие возможности.

Марк Тулий Цицерон — родился 3 января 106 г. до н. э. в живописном городке Арпиона (150 км от Рима) в семье зажиточного фермера. В 91 году, когда ему исполнилось 15 лет, по римскому обычаю, он получил мужскую тогу и начал изучать юриспруденцию. Цицерон поступил под руководство авгура Квинта Муция Сцеволы, лучшего римского юриста и его зятя Луция Лициния Красса, лучшего римского оратора.

Цицерон был достойным приемником своих учителей — стал знаменитым оратором и политическим деятелем. По точности и обилию фактов, по неумолимой логике аргументации и по блестящей риторической форме его речи доставляют собой лучшие образцы ораторского искусства.

В аудиторию входят древнегреческие философы — Цицерон и Лелий.

Они одеты в светлые туники, сандалии. Гости приветствуют собравшихся.

Цицерон: О, мудрый учитель. Известно, что тебя связывала великая дружба со знаменитым государственным мужем Публием Сципионом.

Лелий: Это действительно так. Нас связывали заботы о делах государственных и частных; у нас были общими и дом, и походы, и то, в чем весь смысл дружбы, — полное согласие в желаниях, стремлениях и мнениях. Поэтому меня радует не столько молва о моей мудрости, сколько надежда на то, что память о нашей дружбе будет вечна. Наша дружба — между Сципионом и Лелием — такова, что едва ли можно привести еще несколько примеров за прошедшие века, подобно этой, которая, надеюсь, станет известна потомкам.

Цицерон: Вы правы, дорогой учитель, потомки оценили вашу дружбу по заслугам. Нас пригласили, чтобы услышать ваше мнение о дружбе. Скажите, учитель, что вы о ней думаете, как ее оцениваете, какие наставления даете?

Лелий: Согласен, ибо считаю предмет сего разговора превосходным!

Цицерон: Что есть дружба, на ваш взгляд?

Лелий: Дружба не что иное, как согласие во всех делах, божественных и человеческих, в сочетании с благожелательностью и привязанностью.

Что может быть слаще, чем иметь человека, с которым ты решаешься говорить, как с самим собой? Что пользы от счастливых обстоятельств, если у тебя нет человека, который порадовался бы им так же, как ты сам? А переносить несчастья было бы трудно без того, кто переносил бы их еще более тяжело, чем ты.

Дружба проливает свет доброй надежды на будущее и не дает нам слабеть и падать духом. Ведь тот, кто смотрит на истинного друга, смотрит, как на собственное отображение. Поэтому отсутствующие— присутствуют, бедняки становятся богаче, слабые обретают силы, а умершие — продолжают жить: так почитают их, помнят о них и тоскуют по ним их друзья.

Цицерон: Учитель, почему человек чувствует потребность в дружбе: из слабости ли и нужды, чтобы оказанием взаимных услуг получать от другого то, чего он достичь не может, и в свою очередь поступать с ним так же? Или есть другая причина?

Лелий: Мне кажется, что дружба возникла скорее от природы, чем в силу необходимости; в большей степени — от душевной склонности в сочетании с некоторым чувством приязни, чем от размышления о том, сколь большую пользу она принесет.

Цицерон: Я бы сказал о дружбе, которая проистекает от слабости, из корыстной необходимости, что она низкого, не благородного происхождения.

Лелий: Совершенно согласен. Благородство всегда было присуще истинной дружбе.

Мы склонны к благодеяниям и щедры вовсе не для того, чтобы требовать благодарности, мы находим нужным искать дружбы, не движимые надеждой на награду потому, что все ее плоды заключены уже в самой приязни.

Цицерон: Самое трудное — сохранить дружбу до последнего дня жизни. Нет худшего бича для дружбы, чем жадность к деньгам, свойственная большинству людей, соперничество из-за почета и славы; на этой почве между лучшими друзьями возникала злейшая вражда.

Лелий: Вы правы, мой друг, также разрыв происходит в тех случаях, когда от друзей требуют какого-нибудь непорядочного поступка, например, быть пособником в разврате или помощником в противозаконии тех, кто в этом отказывает, — хотя они поступают прекрасно в нравственном отношении, — обвиняют в измене долгу дружбы. Из-за таких упреков не только прерываются давнишние дружеские связи, но даже порождается ненависть навеки.

Цицерон: Ответьте, учитель, как далеко должна в дружбе заходить привязанность?

Лелий: В дружбе должен быть незыблемым закон — не просить друга о бесчестных действиях и самому таковых не совершать, уступая его просьбам; ибо позорно и никак неприемлемо оправдание в действиях, сделанных во вред государству, совершенных ради друга.

Цицерон: Итак, да будет незыблемо установлен первый закон дружбы — будем просить друзей о нравственно прекрасном, будем совершать ради друзей нравственно прекрасные поступки; даже не будем ждать, чтобы нас о них просили; стремление оказать услугу пусть сохранится навсегда, давать совет будем смело и без колебаний. В дружбе авторитет друзей, склоняющих к хорошему, пусть будет всесилен.

Лелий: Как вы считаете, друг мой, есть ли человек, который хотел бы быть окружен всяческими сокровищами и жить в полном изобилии и при этом никогда не любить и самому не быть любимым никем?

Цицерон: На мой взгляд, такова, несомненно, жизнь тиранов, в которой невозможны ни верность, ни привязанность, ни уверенность в прочной доброжелательности; в ней все всегда вызывает подозрения и тревогу, места для дружбы в ней нет.

Лелий: И действительно, кто будет любить человека, которого боятся, или человека, который боится его? Правда, к тиранам проявляют хотя бы притворное уважение, но только временно. Если же они, как бывает в большинстве случаев, оказываются низложенными, вот тогда и становится ясно, как мало у них было друзей.

Цицерон: Как нрав превосходства, так и богатства многих могущественных людей исключают возможность верности в дружбе. Ведь Фортуна не только слепа сама, но и часто ослепляет своих баловней; поэтому они не знают границ в своей гордости и своенравии, и более несносного человека, чем неразумный богач, быть не может.

Люди, ранее бывшие обходительными, меняются, достигнув власти и удачи; они пренебрегают старыми дружескими связями и благоволят к новым.

Лелий: И что может быть более бессмысленным, чем, обладая богатствами, средствами, влиянием, приобретать все то, что приобретается за деньги, — лошадей, слуг, великолепные одежды, драгоценные сосуды, но не приобретать друзей, — наилучшего и прекраснейшего украшения жизни?

Цицерон: И в самом деле, приобретая все остальное, такие люди не знают, ни для кого они все это приобретают, ни для кого трудятся; ведь все это достанется более сильному, а дружба останется постоянным и надежным достоянием каждого.

Лелий: Таким образом, даже если сохранятся другие блага, представляющие как бы дары Фортуны, жизнь, необлагороженная и оставшаяся без друзей, приятной быть не может.

Цицерон: Учитель, но как трудно обрести истинного друга!

Лелий: Человека, который окажется твердым, постоянным, стойким в дружбе, мы должны признать принадлежащим к необычайно редкой и едва ли не божественной породе людей.

Цицерон: Так что же мы ищем в дружбе?

Лелий: В дружбе мы ищем верность; ведь неверное не может быть стойким. Кроме того, надо выбирать своими друзьями людей открытых, общительных и способных к сочувствию, то есть таких, которых волнует то же, что и тебя. Это способствует верности; ведь переменчивый и изворотливый ум быть верным не может.

Цицерон: Возникает еще один трудный вопрос: следует ли новых друзей, достойных нашей дружбы, порою предпочитать старым — подобно тому как мы предпочитаем молодых коней одряхлевшим?

Лелий: Сомнение, недостойное человека! Ведь в дружеских отношениях не должно быть пресыщения, какое бывает в других случаях: самая старая дружба подобна винам, хорошо переносящим долгое хранение, должна быть наиболее услаждающей. И справедливо говорится, что надо съесть много пудов соли, дабы долг дружбы оказался исполненным. Что касается новых дружеских связей, то их не следует отвергать, но давние надо сохранять; огромна ведь сила давности и привычки!

Цицерон: Как избежать ссор между друзьями?

Лелий: Самое важное — в дружбе быть на равной ноге с нижестоящим. Сципион никогда не ставил себя выше друзей, более скромных по положению.

Находятся люди, делающие дружеские отношения тягостными, так как думают, что ими пренебрегают, правда, это случается с теми, кто сам себя считает действительно заслуживающим пренебрежения; их надо отвлекать от таких мыслей не только словами, но и поступками.

Цицерон: Что можно сделать для друга?

Лелий: Для каждого надо, во-первых, делать столько, сколько ты сам можешь выполнить; во-вторых, сколько тот, кого ты любишь и кому помогаешь, может взять на себя. Ведь какое бы высокое положение ты ни занимал, ты не можешь довести всех своих близких до высших магистратур. Даже если ты и можешь добиться для другого всего, чего угодно, все-таки надо принимать во внимание, что именно может он взять на себя.

Цицерон: Учитель, как достигнуть в дружбе наивысшего блага?

Лелий: Нужно составить мнение о человеке, прежде чем его полюбить, а не полюбить его до того, как составить себе мнение о нем. Но как во многих других случаях мы платимся за свою неосторожность, так более всего в выборе друзей и в своей привязанности к ним. Мы задним умом крепки и «делаем то, что уже сделано», как говорит старинная поговорка.

Цицерон: И все-таки без дружбы не существует жизни, конечно, если люди хотят жить достойно, ибо дружба неведомым образом проникает в жизнь всех людей и ни одному поколению не позволяет обходиться без нее.

Лелий: Я слыхал от наших стариков, что если бы кто-нибудь поднялся на небеса и обозрел устройство вселенной и великолепие светил, то это изумительное зрелище его бы не очаровало; оно было бы гораздо приятнее ему, если бы нашелся человек, которому он мог бы рассказать об этом.

Цицерон: Действительно так. Природа не любит полного одиночества и всегда ищет какой-нибудь опоры. Именно это — самое приятное в каждом близком друге.

Лелий: Часто мы не слышим предостережений природы. Ведь различны и многообразны отношения между друзьями, и в них возникает много поводов для подозрений и обид; в одних случаях их необходимо избегать, в других — не придавать им значения; в-третьих — их переносить — вот что свойственно мудрому человеку.

Порой надо стерпеть и обиду, дабы сохранить в дружбе пользу и веру. Ибо друзей часто приходится и наставлять, и порицать, и все это надо принимать по-дружески доброжелательно.

Цицерон: Правда тяжела, так как она порождает ненависть, которая отравляет дружбу; но уступчивость гораздо тяжелее, так как она, потворствуя проступкам, позволяет другу нестись к пропасти. Уступчивость толкает на обман.

Лелий: Во всем нужны разумность и внимательность прежде всего, чтобы предостережения не были суровы, а затем, чтобы порицания не были оскорбительны. Лесть же, пособница пороков, недостойна не только друга, но и вообще свободного человека.

Человека, чьи уши закрыты для правды так, что он не может слышать правду от друга, спасать безнадежно. Хорошо известны слова Катона: «Суровые недруги оказывают некоторым людям услуги большие, чем те, какие оказывают друзья, которые нам кажутся мягкими; первые говорят правду часто, вторые — никогда».

Цицерон: Как же отличить лживого друга от истинного?

Лелий: Раскусить его возможно, приложив к этому внимание, как отличают все напускное и притворное от искреннего и правдивого.

Ласковая льстивость имеет успех особенно у тех людей, которые сами на нее напрашиваются и ее вызывают, надо быть настороже, дабы не поддаться на хитрое поддакивание. Ведь открытого льстеца видит каждый, за исключением разве только круглых глупцов; что касается хитрого и скрытного, то надо всячески остерегаться его и не давать ему втереться к нам в доверие. Что может быть более позорным, чем позволить издеваться над собой? Надо всячески стараться, чтобы этого не случилось.

Цицерон: Учитель, что же создает и оберегает дружеские отношения?

Лелий: Доблесть, повторяю, доблесть. На ней основаны согласие, стойкость, постоянство. Но так как дела человеческие непрочны и шатки, всегда надо искать людей, которых мы любили бы и которые любили бы нас. Ведь если уничтожить привязанность и доброжелательность, то жизнь утратит свою привлекательность.

Вот все, что я хотел сказать вам о дружбе.

А вам, молодые друзья из будущего, я советую ценить доблесть, без который дружбы быть не может, столь высоко, чтобы кроме нее не ставить ничего выше дружбы.

Часть третья.

Обсуждение

Мнения учащихся

• Я с удовольствием прослушал философов, которые жили в глубокой древности, с удивлением отмечая, что суть человеческих взаимоотношений практически не изменилась. Мудрые мысли, высказанные ими, не потеряли своей актуальности и сегодня. Особенно мне близки рассуждения о честности, порядочности и правдивости в дружбе.

• Дружба — это прежде всего искренность, критика ошибок товарища. Друзья должны первыми дать жесткую критику для того, чтобы товарищ мог исправить свою ошибку.

• Я думаю, что если ты не можешь прямо, откровенно, даже резко сказать другу все, что ты думаешь о нем, о его поступках, или выслушать от него такую нее правду о себе, значит, вы не верите по- настоящему друг другу, не понимаете и не уважаете друг друга.

• Только в одном случае нам нечего бояться оскорбить друга, это когда дело идет о том, чтобы высказать ему правду и таким образом оказать ему свою услугу.

• Я полностью согласен с тем, что дружба должна быть прочной, способной пережить все перемены и все толчки ухабистой дороги, по которой совершают свое жизненное путешествие дельные и порядочные люди.

Мудрые высказывания о дружбе

• Непонимание делает из друзей врагов.

Л. Фейхтвангер

Лучший способ сохранить своих друзей — не предавать их.

У. Мизнер

Настоящий друг с тобой, когда ты не прав. Когда ты прав -— всякий будет с тобой.

М. Твен

Трусливый друг страшнее врага, ибо врага опасаешься, а на друга надеешься.

Л. Толстой

Пословицы о дружбе

• Плохой друг что тень: в солнечный день не отвяжешься, а в ненастный не найдешь.

• С кем хлеб-соль водишь, на того и походишь,

• Не та дружья рука, что только гладит, а и та, что за вихор таскает.

• Плохо без друга, который потерян, но плохо и с другом, который неверен.

• С иным водиться что в крапиву садиться.

• Не тот друг, кто на пиру гуляет, а тот, кто в беде помогает.

• Нет друга — ищи, а нашел — береги.

• Дерево держится корнями, а человек — друзьями.

• Был Филя в силе — все други к нему валили, а пришла беда — все прочь со двора.

• Старый друг — лучше новых двух.

• Конь познается при горе, а друг при беде.

Ролевой диалог по рассказу Аркадия Аверченко «Муха»

Действующие лица:

Ведущий

Заключенный

Муха

Заключенный: Итак, я в тюрьме! Боже, какая тоска... Ни одного звука не проникает ко мне, ни одного живого существа не вижу я. Что это там на стене? Неужели? Какое счастье!

Ведущий: На унылой тюремной стене камеры он увидел обыкновенную муху. Она сидела и терла передними лапками у себя над головкой.

Заключенный: Милая муха! Ты будешь моим товарищем. Ты скрасишь мое одиночество!

Муха: Интересненько, куда это я залетела? Отдохну немного, приведу себя в порядок. Ох, устала, намоталась я за целый день. (Зевает...) Как раз чуток бы вздремнуть.

Ой! Кто это на меня глаза пялит, что даже стыдно? Не думает ли он меня укокошить!

Заключенный: Как же мне сделать приятное моему новому товарищу? Придумал! Устрою ей ужин. Так, вот кусочек сахара, который нужно смочить водой, и хлебные крошки. Боюсь, как бы она не улетела от меня, огорченная неприхотливостью этой пищи. Мушка, посмотри-ка сюда... Увы, она не замечает моих забот

Ведущий: Заключенный встает с кровати и начинает осторожно размахивать руками, стараясь подогнать муху к столу...

Заключенный: Не бойся, бедняжка! Я не сделаю тебе зла: мы оба одинаково несчастны и одиноки. Прекрасно! Наконец-то она села на стол! Приятного аппетита!

Муха: Вижу, что мне придется распроститься с отдыхом. Полетаю немного. Чего этот псих ко мне пристает? Намесил на столе какой-то сладкой дряни с крошками и гоняется за мной по камере, хлопая в ладоши.

Что за смешное, нелепое зрелище: человек, а прыгает, как теленок, потерявший всякое достоинство...

Придется усесться на стол, отведать его месива. Брр!.. Что он там кричит?

Заключенный: Как холодно в камере! Моя муха, мой дорогой товарищ, сидит на стене в каком-то странном оцепенении... Неужели она умрет? Нет! Я не допущу этого! Эй, вы, тюремщики! Когда я был один, вы могли меня морозить, но теперь... дайте нам тепла! Дайте огня!

Ведущий: Заключенный с воплями стал стучать в дверь...

Заключенный: Какое счастье, мне принесли чайник с горячим чаем! Милый друг! Сейчас тебе будет тепло.

Ведущий: Заключенный подносит чайник к стене, где сидит муха, и долго держит его около нее...

Заключенный: Как я рад, она зашевелилась... вспорхнула... Наконец-то! Мы должны, дорогой товарищ, поддерживать друг друга, не правда ли, хе-хе?

Муха: Час от часу не легче, ни минуты покоя! Только я задремала, как он стал кричать и колотить кулаком в дверь и доколотился до того, что ему принесли чайник с кипятком.

Что он еще собирается предпринять? Этого еще недоставало! Тычет горячим чайником прямо мне в бок... Осторожно, черт! Так и есть: опалил мне крыло. Попробую полетать. Прямо-таки смешно: я летаю, а он носится за мной с чайником.

Зрелище, от которого любая муха надорвет животики.

Заключенный: Боже, какая тревожная ночь. Я боюсь заснуть. Вдруг в темноте моя муха сядет ко мне на койку, а я неосторожным движением раздавлю ее, убью моего бедного доверчивого друга. Нет, я не вынесу ее смерти. Надо включить лампу. Полежу с открытыми глазами, постерегу ее сон. Сам могу и днем выспаться...

Муха: На дворе ночь, спать хочется невероятно, а он зажег свет, лежит и смотрит на меня. Все имеет свои границы! Я так истрепала свои нервы, так устала! Скорей бы настало утро, чтобы удрать от этого маньяка.

Заключенный: Какой ужас, я не заметил адских сетей. Паука я нигде не нашел, но паутина! Милый товарищ, я предостерегу тебя от роковой ошибки. Кш! Кш! Не бойся.

Ведущий: Заключенный размахивает руками. Заметив это, муха попадает в паутину.

Заключенный: Вот, видишь, глупыш! Давай я тебе помогу, освобожу тебя из этих страшных паучьих сетей. О, если бы кто-нибудь так же разрушил и мою тюрьму и так же освободил меня!

Муха: Я подошла к паутине из чистого любопытства — паука нет, и мне хотелось рассмотреть это дурацкое сооружение... И что вы думаете! Этот человек тут как тут.

Он замахал руками, заорал что-то диким голосом и так испугал меня, что я метнулась в сторону и, естественно, запуталась в паутине...

Постой! Оставь! Я сама выпутаюсь... Да оставь же! Крыло сломал, медведь. Ой! Нога, нога! Осторожнее ногу!

Ф-фу!

Не-ет, миленький, с меня довольно. Какое счастье — открывается дверь, и я — адью!

Теперь не буду такой дурой. И сама хобота сюда не покажу, и товарищей остерегу.

Товарищи мухи! Держитесь подальше от тюремных камер! Остерегайтесь инквизиции!

Заключенный: Сегодня я не могу ни есть, ни пить. Лежу на койке и бессмысленно гляжу в одну точку... Моя муха исчезла! Улетела, покинула меня, эгоистичное, самодовольное создание!

Разве тебе было плохо? Разве не был я тебе преданным, верным другом, на чью сильную руку ты могла опереться?!

Улетела! Неблагодарная!

Ведущий: Так трагически закончилась эта кратковременная дружба...

Выводы и комментарии

• Очень поучительный рассказ. В нем хорошо показано, как на одну и ту же вещь, одно и то же действие можно взглянуть с разных сторон. Так часто получается в жизни, что из навязчивой помощи получается только вред.

• Очень важно, чтобы общающиеся стороны понимали друг друга, чувствовали, как нужно помочь.

• Чтобы иметь друга, прежде всего надо правильно понять его желания, а не лезть со своими ненужными заботами.

• Несмотря на то, что побуждения и действия друга бывают направлены на то, чтобы сделать как можно лучше для своего товарища или подруги, происходит обратное, он теряет друга. Это получается от того, что все-таки такой человек думает больше о себе.

• О таком типе людей хорошо написал В. Г. Белинский (он называет их романтиками): их «тянет к дружбе не столько потребность симпатии, столь сильная в молодые годы, сколько потребность иметь при себе человека, которому бы они беспрестанно могли говорить о драгоценной своей особе. Выражаясь их высоким слогом, для них друг есть драгоценный сосуд для излияния самых святых и заветных чувств, мыслей, надежд, мечтаний и т.д., тогда как в самом-то деле в их глазах друг есть лохань, куда они выливают помои своего самолюбия. Зато они и не знают дружбы, потому что друзья их скоро оказываются неблагодарными, вероломными, извергами...»

• Сюжет этого рассказа можно перевести на отношение юноши к девушке, который симпатизирует ей и хочет с нею подружиться. Тюрьма — это ассоциация его замкнутости, нерешительности, неуверенности в себе. А его искренние действия, беспокойство, желание сделать все как можно лучше оборачиваются против него самого, потому что он не пытается понять своего партнера, встать на его место, понять его настроение, чувства...

Заключение

Разумеется, современные юноши и девушки не изъясняются со своими друзьями возвышенным стилем, не льют слез при встречах и расставаниях, как описано в старинных романах. Но слезы и объятия не единственные символы чувствительности. Часто взрослые, слушая телефонный разговор двух старшеклассников, выходят из себя от его бессодержательности и незначительности: «Опять ты болтаешь со своим Вовкой! Вам что друг другу сказать нечего? Сорок минут болтовни — и ни одной стоящей мысли, ни одной законченной фразы, одни междометия! До чего пустая молодежь пошла!»

Но этот разговор со стороны кажется пустым потому, что его главное жизненное содержание не логическое, а эмоциональное. И выражено не столько в словах и предложениях, сколько в интонациях, акцентах, недоговоренностях, недомолвках, которыми пытаются донести друзья друг до друга тончайшие нюансы настроений, что остается бессмысленным и непонятным для постороннего слушателя. Современная молодежь не потеряла эмоциональности чувствования, искренности и самоотверженности в дружбе, все это живо, трепетно, ранимо, но часто тщательно скрывается за внешней бравадой и скепсисом.

Похожие статьи:

Классный час для 10 класса по творчеству Высоцкого

Классный час для 10 класса. Мир песни

Классные часы в 10 классе. Разработки

Классный час «О дружбе девочек и мальчиков», 2 класс

Профилактический классный час, 10 класс

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!