Наши конкурсы
Бесплатные конкурсы для педагогов и детей

Шанина Роза Егоровна - снайпер, неполный кавалер Ордена Славы

Лучшие советские женщины-снайперы Великой Отечественной войны.

Шанина Роза Егоровна
Неполный кавалер Ордена Славы.
Орден Славы III степени (18 апреля 1944)
Орден Славы II степени (22 сентября 1944)
Медаль «За отвагу» (27 декабря 1944)
Красавица-снайпер Роза Шанина.
Снайпер — человек, в совершенстве владеющий искусством меткой стрельбы, маскировки и наблюдения; поражает цель, как правило, с первого выстрела. Задача снайпера — уничтожение важных появляющихся, движущихся, открытых и замаскированных одиночных целей.
03 апреля 1924 года в небольшой советской деревне под названием Едьма в Архангельской области родилась Роза Шанина, заслужившая за свою короткую и героическую жизнь несколько высоких наград и вечную память потомков.
Красивая, статная девушка со светлыми волнистыми волосами и огромными голубыми глазами стала одним из самых грозных одиноких снайперов Великой Отечественной Войны. Судить о ее характере сегодня мы можем по воспоминаниям современников и близких, а также отрывкам дневника, который вела сама Шанина, будучи на фронте. Письма с передовой она писала, по большей части своему другу корреспонденту Молчанову, издавшему несколько работ об этой удивительной отважной северянке.
Родилась Роза в многодетной советской семье. Отец ее Егор Михайлович работал на лесозаготовках, а мать Анна Алексеевна трудилась дояркой в местном колхозе.
Девочка в семье была одна, вместе с ней воспитывались четыре брата Федор, Михаил, Сергей и Марат. Из всех детей лишь Марат вернулся домой с войны.
Уже в четырнадцать лет Роза проявила всю силу своего характера и, невзирая на протесты родителей, отправилась учиться в Педагогическое училище в Архангельск. По рассказам биографов, маленькая девочка одна прошагала путь в 200 км, чтобы реализовать свою мечту об учебе. После окончания обучения Шанину направили работать в детский сад, который она и защищала от пожаров во время воздушных бомбардировок. В Архангельске жители несли добровольное дежурство на крышах, а возгорания и разрушения от немецких бомб старались немедленно ликвидировать. Действия горожан спасли Архангельск от уничтожения, так как постройки в городе были преимущественно деревянные. В одной из книг, посвященных Шаниной, описывается эпизод с разрушенным кондитерским цехом, в котором молодой воспитатель Роза умоляет несчастных детей не есть расплавленный сахар, перемешанный с грязью и продуктами горения.
Война началась, когда будущей девушке-снайперу было всего 17 лет, она сразу явилась в военкомат, чтобы отправиться на передовую в качестве добровольца. Однако девушку на фронт не взяли ввиду её возраста. После настойчивых требований, слез и уговоров Роза была принята в отряд Всеобуча, а затем прошла подготовку в снайперской школе в Подольске.
О характере Шаниной можно судить по отзывам ее архангельской подруги Марии Макаровой. Макарова вспоминает Розу как добрую и отзывчивую девушку, отдавшую в тяжелые голодные годы ей продукты из сострадания. Молодой воспитатель рвалась на войну, все действия были направлены лишь на достижение поставленной цели. Волевой характер Шаниной позволил добиться уважения и на фронте. Из дневника и писем, опубликованного другом Розы корреспондентом Молчановым, можно понять, как сильно горела желанием воевать эта юная и красивая северянка. Сражение с немцами она называла не иначе как месть за павших и замученных соотечественников.
2 апреля 1944 года Роза, достигшая возраста двадцати лет, прибыла в стрелковую 184-ую дивизию. Командование определило Шанину в женский снайперский взвод, задачи которого сводились к поиску и уничтожению отдельных солдат неприятеля, а также его снайперов. Впервые стрелять по живой мишени снайперу Розе пришлось уже 5 апреля 1944 года, рука девушки не дрогнула, и счет мести за павших от руки оккупантов был открыт. Дивизия тогда стояла юго-восточнее Витебска.
В дневниках Розы можно встретить записи, датированные серединой лета 1944 года. До того как Шанина начала записывать свои мысли и писать письма Молчанову, она уже заслужила уважение командования своим искусством не только точно стрелять, но и отыскивать позицию врага. Еще со времен снайперской школы она стала известна своим двойным выстрелом или, как называли его на фронте дуплетом. Два точных выстрела Шанина делала на одном дыхании, мгновенно уничтожая сразу две намеченные цели. Командиры отзывались о ней как о лучшем снайпере дивизии, сравнивали с героями. За первый месяц «охоты», как именовали девушки свои задания, на счету Шаниной было уже более десятка убитых фашистов, по некоторым данным их число составляло 17 человек. Общее число уничтоженных фашистов до сих пор не установлено и варьирует от 54 до 75 (в том числе 12 немецких снайперов). Слава о девушке-снайпере распространилась не только в дивизии, публикации о Розе печатались даже в московском журнале «Огонёк». Плакаты и газетные статьи с патриотическими лозунгами с фотографией северной красавицы выходили регулярно.
18 июня Шаниной была присвоена ее первая награда - Орден Славы 3-ей степени. Интересен тот факт, что в наградном листе, затертым временем и выполненном на старой печатной машинке, найденном в одном из военных архивов, отчество ефрейтора Шаниной указывается как Георгиевна. Такое противоречие объясним тем, что имена Егор и Георгий в сороковые годы в Союзе считались парными и взаимозаменяемыми. С прорывом пятой армией обороны немцев снайперский женский взвод направляют для отдыха в тыл, что возмущает Шанину. Она с досадой описывает в своих дневниках о вынужденном отстранении от сражений, а затем пытается добиться отправки ее на поле боя. Ценность такого искусного стрелка для армии вполне понятна, поэтому поведение командования было продиктовано более целесообразностью, нежели жалостью к девушке.
Особенно интересны записи о самовольных отлучках на передовую и борьбе с командирами за право сражаться на передовой на «законных» основаниях. 8 августа Шанина, возвращаясь с очередной самовольной отлучки, взяла в плен трех здоровых опытных немцев. Понимая, насколько Шанина ценна как снайпер, командиры регулярно отчитывали ее за подобные вылазки, но, наконец, сдались. К 31 августу личный счет Розы достиг 42-х убитых фашистов. 22 сентября Шаниной присваивают Орден Славы 2-ой степени. Роза стала первой девушкой, получившей такую награду сразу 2 и 3 степеней. Буквально за месяц до своей смерти наградили Шанину и медалью «За отвагу».
13 декабря Розу ранило пулей в плечо, в своем дневнике она рассказывала, что практически не ощущала боли и досадовала на необходимость покинуть передовую. К известности Шанина относилась весьма сдержанно, что видно из ее рассуждений. Например, в записи от 13 декабря она недоумевает преувеличениям и вниманию к ее персоне на сборе снайперов армии. Свои заслуги она считает лишь той долей участия, которую должен вложить каждый гражданин страны в освобождение от оккупантов. Героем себя Роза так и не признала, хотя считала таковыми своих погибших и раненых подруг.
В январе 1945-го записи в дневнике приобретают грустный оттенок, в одном из последних писем Шанина просит переслать написанное матери в случае ее смерти. В это время она участвует в ожесточенных боях на территории Восточной Пруссии, видит, как целыми батальона выкашивают осатаневшие ашисты русских солдат. Предчувствие не обмануло храбрую северянку, неприятельская пуля настигла её 28 января 1945 года на третьем километре от деревни Ильмсфдорф. Еще живую девушку доставили в госпиталь, однако ранение оказалось смертельным, она скончалась, не дожив до приезда своего друга по переписке Молчанова.
Строки дневника передают не только удивительное стремление отомстить за родную землю, есть здесь и истинно женские мысли и переживания. Например, запись от 10 октября звучит как-то особенно по-девичьи. Роза сетует на отсутствие у нее близкого друга, рассказывает о странных снах, преследующих ее в последнее время. В дальнейшем в дневнике упоминается фамилия некоего Николая, хотя вскоре Шанина
написала о расставании с этим человеком. Судя по редким замечаниям девушки, никаких отношений с этим парнем, так и не установилось. Роза, сама признается в своих письмах, что хотела любить, она искала лишь того единственного, но найти его не успела.
На родине гордились Розой и ее фронтовыми успехами, на доске почета Архангельского обкома комсомола висела ее фотография. Простота в общении, живая искорка в глазах и открытая улыбка делали Шанину намного красивее, чем те изображения на фото, которые остались после ее смерти. Молодая девушка из северной деревни стала символом Отечественной войны. С ее именем связано множество историй и легенд, которые вдохновляли новых героев на славные подвиги. Памяти Розы Шаниной посвящены такие произведения как «Вернусь после боя» автора Журавлева, и «Жажда боя» Молчанова, а также их совместная творческая работа под названием «Подснежники на минном поле». В произведениях присутствуют неточности, многие из персонажей являются собирательными и несут в себе черты сразу нескольких прототипов. Тем не менее, общие сведения о судьбе и характеры Розы Шаниной творчество этих авторов передает достаточно точно.
Отрывки из произведений.
***
«…Чем меньше оставалось подконтрольной фашистам территории, тем яростнее цеплялись они за неё. Опираясь на бетонированные укрепления хуторов, городков и железнодорожных станций, немецкое командование концентрировало вокруг них технику и живую силу, мобилизуя и гражданское население, способное держать оружие.
Такая укрепленная оборона оказалась на пути 5-й армии близ хутора Рихау. Фашисты сосредоточили здесь танки, миномёты, артиллерию и крупные силы пехоты. Уже 2 дня на подступах к Рихау шли кровопролитные бои. Тяжёлые балтийские ветры, сырой снег, грязь – всё, казалось, обращено против атакующих, и всё-таки на 3-й день несколько стрелковых батальонов прорвали первую линию траншей.
Дальше продвинуться не удалось. Под шквальным огнем миномётов батальоны залегли. По вражеским укреплениям ударили "катюши".
- После этих залпов пойдём в атаку, - предупредил взводный.
И в это время к Розе подполз посыльный комбата:
- Записка вам, товарищ Шанина.
"Немедленно возвратитесь в тыл. Приказано отозвать. Срочно", - прочла она и вопросительно поглядела на бойца.
- Комдив приказал. Я сам слышал, - уточнил посыльный.
- Ладно, после боя вернусь...
...Дважды переходило это имение из рук в руки, и дважды с рассвета начинался смертельный бой. Теперь эти холмы наши, а за каменными стенами главного дома, за стенами конюшни - гитлеровцы. Справа дорога, полудужьем убегающая к лесу, а там... Кто знает, что там. Людей осталось мало, одна - единственная полевая пушечка, вот и вся огневая мощь дивизиона лейтенанта Ветошкина. Мало снарядов и мало людей осталось в дивизионе. А бой идёт, идёт перекатами, с края на край, от рощицы до холмов.
- Назад! Ложись! - истошно вскрикивает солдат, - размахивая над головой автоматом.
Роза не слышит, бежит к дороге, прижимается к стволу дерева, вскидывает винтовку. Перед лесом чёрная цепочка. Цепочка живая, цепочка змеится, то распадается на звенья, то снова чёрной строчкой обозначится на заснеженном поле. Всплеск огня, дыма, земли!
Цепочка разорвана. Ветошкин увидел немцев, только бы у него хватило снарядов, только бы из леса не вывалились другие. Одна пушка на прямой наводке. На самый крайний случай, потому, что снарядов в обрез. Роза опускает винтовку, последний патрон, последний выстрел по цепочке. И снова бежит через дорогу, не пригибаясь, во весь рост.
- Солдатики! Патронов дайте !..
Нет патронов винтовочных у автоматчиков, нет патронов винтовочных и у артиллеристов. Диски да магазинные коробки. Подбежала к Ветошкину, протянула руку к брошенному автомату и только теперь увидела за тополями, совсем близко немцев...
Так что же он, ослеп, что ли, Ветошкин! Прислонился к дереву и даже не взглянет на дорогу.
Схватила за рукав, хотела сказать лейтенанту что-то злое, и голос сорвался... Оттащила Ветошкина за щиток орудия, а сама припав к колесу, выхлестнула всё содержимое диска в скопище немцев. Сколько их было за тополями, она не видела. Она теперь ничего не видела, что творилось на этой земле. Ничего. Перед её глазами было небо. Холодное, чужое, серое небо. И почему-то звёзды. Много, много звёзд.
Потом и звёзды погасли...»
***
27 января 1945 года в одном из боёв был ранен командир артиллерийского подразделения. Прикрывая его, старший сержант Роза Шанина была тяжело ранена осколком снаряда в грудь. Роза была доставлена в госпиталь 205-го отдельного медико-санитарного батальона 144-й Виленской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии возле имения Райхау, в трёх километрах к северо-западу от деревни Ильмсдорф, где 28 января скончалась от полученных ран. Как сообщала медсестра Екатерина Радкина, на руках которой умерла Шанина, Роза сказала, что сожалеет о том, что сделала так мало.
Согласно данным ОБД «Мемориал», а именно схемам расположения могил захоронений 205-го отдельного медико-санитарного батальона 144-й Виленской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии, Роза Шанина была похоронена в местечке Райхау (нем. Reichau, сейчас посёлок Черепаново Правдинского района Калининградской области), в пятой по счёту могиле по направлению к Ильмсдорфу (сейчас посёлок Ново-Бобруйск, Правдинского района Калининградской области). В дальнейшем, согласно информации ОБД «Мемориал», захоронение было перенесено в посёлок Знаменск Гвардейского района Калининградской области, и имя Розы Шаниной было увековечено на воинском мемориале «Братская могила советских воинов». Мемориальная плита над отдельным захоронением Розы находится на аллее Бровкова, в сквере около воинской части Знаменска. Было ли перезахоронение осуществлено на самом деле — неизвестно.
Согласно публикациям архангельского журналиста и писателя Лидии Мельницкой, она в 1965 году посещала место смерти Шаниной и обнаружила, что Роза — единственная из погибших воинов, чьи останки при перезахоронении в 1953 году не были перенесены в Знаменск, так как ни члены специальной комиссии, ни солдаты из соседней воинской части, вскрывавшие могилы, не знали, кто она такая, откуда, как погибла.
Следует отметить, что свои исследования Мельницкая проводила в местечке Рихау (нем. Richau, сейчас посёлок Тельманово в Гвардейском районе Калининградской области). 4 мая 1965 года место, идентифицированное Мельницкой как могила Розы Шаниной, было выложено заново и огорожено местными пионерами. В результате этой путаницы в некоторых источниках упоминается, что могила Розы Шаниной находилась на берегу речки Лава, которая протекает недалеко от Рихау.
Отзывы и память о Розе.
Мария Антоновна Кротова - ровесница Розы Шаниной - вспоминает о своей землячке и подруге с каким-то особенным, чуть скрытым чувством грусти и гордости: "Ушла она от нас в город и вроде тихо стало в Богдановском. Правда, правда, так оно и было".
***
"Шанина была очень авторитетна среди своих подруг, - пишет Герой Советского Союза генерал - майор А. А. Казарян. - Она рвалась на передовую. Там она действовала отлично... Погибла, прикрывая командира артиллерийского дивизиона".
***
"Славные были девушки. Особенно Роза Шанина, - вспоминал Маршал Советского Союза Н. И. Крылов. - Я помню её в боевой обстановке. Шанина первой из девушек 3-го Белорусского фронта была удостоена ордена Славы 3-й и 2-й степеней".
В 5-й армии 3-го Белорусского фронта снайпер Шанина как-то сразу, как говорят, с ходу стала заметным, известным воином. В армейской газете, в боевых листках, на страницах "Огонька", фронтовой печати имя отважной девушки появлялось с очень небольшими интервалами. Вот коротко о Розе в печати.
"Честь и слава бесстрашному истребителю фашистов Розе Шаниной!", "На участке, где несёт боевую службу снайпер Роза Шанина, враг убирается в берлогу" ("Красноармейская правда", 11 Июля и 5 Октября 1944 года).
"Пусть радуется русская мать, родившая и воспитавшая Родине славную, благородную дочь!", "Вчера снайпер Роза Шанина за один выход
уничтожила 5 фашистов. С боевым успехом, товарищ Шанина! Теперь на боевом счету бесстрашной девушки 51 убитый гитлеровец и 3 взятых лично ею в плен" ("Уничтожим врага", 17 и 24 Сентября 1944 года).
***
Можно было бы продолжить выдержки из газет военных лет, но и эти несколько - убедительное свидетельство признания мужества, отваги, воинского мастерства 20-летней девушки - воина.
Она так любила жизнь. Быть может, больше, во много раз больше тех, которые, как чёрт от ладана, бегали от войны. Она надеялась дойти до Берлина и после победы вернуться в Архангельск, к малышам детского садика.
Она вернулась. Она живёт в делах тимуровских (пионерских) дружин и отрядов, в патриотических починах молодёжи, в торжественных обещаниях школьников быть первыми. На её родине есть просторные, светлые классы нового здания школы имени Розы Шаниной. Есть и тимуровский отряд имени Розы Шаниной. В детском садике "Берёзка", где работала Роза, висит большой портрет, сделанный художником с натуры, когда Роза приезжала в Архангельск с фронта на побывку. Дети хорошо знают, кто такая Роза. Она очень любила малышей. В Архангельске ежегодно, вот уже несколько десятков лет, проводятся традиционные соревнования стрелков ДОСААФ на приз имени Розы Шаниной.
И всё это - через 70 с лишним лет после гибели человека. Это - бессмертие - удел сильных духом, до последней кровинки преданных своей Родине.
Именем Розы были названы улица в Архангельске, в посёлках Шангалы и Строевское. В Архангельске также установлена мемориальная доска.
Под патронажем Едемской сельской школы, где Роза училась в период с 1931 по 1935 годы, организован посвящённый Шаниной музей. В самой школе установлена памятная доска. В 2011 году за многолетние труды по развитию музея и организацию выставок о героях Великой Отечественной войны ученикам и преподавателям школы была вручена правительственная награда - почётный знак «За активную работу по патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации». 28 марта 2014 года на очередной сессии районного Собрания депутатов было единогласно принято решение о присвоении школе почётного наименования МБОУ «Едемская основная общеобразовательная школа имени Розы Шаниной, кавалера орденов Славы двух степеней».
Ежегодно в Архангельске проводятся традиционные соревнования стрелков ДОСААФ за приз имени Розы Шаниной.
В деревне Малиновке Устьянского района проводятся ежегодные лыжные гонки по пересечённой местности имени Розы Шаниной.
В 2004 году Новодвинске проводились соревнования по
пулевой стрельбе, посвящённые Шаниной.
В 2010 году в посёлке Богдановский, который также претендует на звание места рождения Розы Шаниной, был установлен памятник трём кавалерам ордена Славы III и II степеней, родившимся в посёлке: Розе Шаниной, военным
разведчикам Александру Шанину (однофамилец) и Петру Козлову.
Мемориал был построен благодаря гранту областного конкурса сельских инициатив, на деньги района и пожертвования земляков.
Студией «ПоморФильм» в рамках цикла «Архангельск - город воинской славы» был снят короткий репортаж, посвящённый Розе Шаниной.

Награды.
Орден Славы III степени (18 апреля 1944)
Орден Славы II степени (22 сентября 1944)
Медаль «За отвагу» (27 декабря 1944)
Неполный кавалер Ордена Славы.
На 2014 год только четыре женщины из всего Советского Союза закончили войну полными кавалерами ордена Славы. Роза Шанина могла бы быть пятой. По воспоминаниям бывшего командира 215-й стрелковой дивизии генерала-майора Андраника Казаряна, за доблесть в боях за Шлоссберг. 26 октября 1944 года Шанина была представлена командованием к награждению орденом Славы I степени. Вместо этого в декабре Роза была награждена медалью «За отвагу». 29 декабря за боевые заслуги Роза снова была представлена к награждению орденом Славы I степени, но после её смерти наградной лист затерялся.
Публикации о Розе Шаниной:
Шанина Роза Егоровна // Снайперы. - М.: Молодая гвардия, 1976.
• Алёшина А., Попышева К. Снайпер Роза // Отечество: Краеведческий альманах. — 2010. — № 8. — С. 14—17.
• Бронникова Е. Неизвестное письмо // Известия Русского Севера.— 2010. — № 3 (5). — С. 26—31. Архивировано из первоисточника 17 августа 2012.
• Журавлëв Н. После боя вернусь… — М.: ДОСААФ, 1985. — 189 с. — (За честь и славу Родины). — 100 000 экз.
• Мамонов В., Порошина Н. Она завещала нам песни и росы. — Устьянский краеведческий музей, 2011. — 75 с. — 150 экз.
• Медведев В. Чтобы ветер в лицо. — М.: Советская Россия, 1974. — 144 с.
• Молчанов П. Жажда боя // Снайперы / Е. Никифорова, Г. Евстигнеев. — М.: Молодая гвардия, 1976. — 158 с.
• Молчанов П., Журавлёв Н. Подснежники на минном поле. — Архангельск: Северо-
Западное книжное издательство, 1974. — 83 с.
• Овсянкин Е. Снайпер Роза Шанина // Архангельский педагогический колледж. — 2-е изд. доп. — Архангельск: ЗАО «Архконсалт», 2004. — 312 с. —ISBN 5888670197.
• Овсянкин Е., Попов М. Снайпер Роза Шанина // На моем веку: воспоминания, предания рода, размышления. — Архангельск: Правда Севера, 1996. — 238 с.
• Порошина Н. Её юность рвалась снарядами // Этот день мы приближали как могли…: устьяки на фронте и в тылу. — Устьянский районный краеведческий музей, 1995.
• Pegler Martin. Out of Nowhere: A History of the Military Sniper. — Osprey Publishing, 2006. — 352 p. — ISBN 9781841768540.
• Brayley Martin, Ramiro Bujeiro. World War II Allied Women’s Services. — Osprey Publishing, 2001. — 48 p. — ISBN 9781841760537.
• Мельницкая Л. Навеки — двадцатилетняя (часть 1). Правда Севера. Пресса Архангельской области(9 февраля 2006). Проверено 23 июня 2014.
• Мельницкая Л.Навеки — двадцатилетняя (часть 2). Правда Севера. Пресса Архангельской области(16 февраля 2006). Проверено 23 июня 2014.
• Скосырева О. Роза Шанина и еще 5 выдающихся советских женщин-снайперов ВОВ. История современности. Комсомольская правда в Самаре (27 января 2014). Проверено 16 июля 2014.
• Снайпер Роза Шанина. Armoury-online.ru. Проверено 19 июня 2014. Архивировано из первоисточника 17 августа 2012.
Видео.
• Репортаж «Забытый герой – Роза Шанина». Студия «ПоморФильм». Проверено 14 июля 2014. Архивировано из первоисточника 17 августа 2012.
• Natalie Sklobovskaya. Роза (Story of the girl sniper) (2011). Проверено 14 июля 2014.
Репортаж "Забытый Герой - Роза Шанина"
На одном из невзрачных домов Архангельска висит скромная табличка "улица имени Розы Шаниной". Кто была эта девушка, почему её именем названа улица, кто хранит о ней память? Лишь военный дневник, до сих пор до конца нерассекреченный... Об этом репортаж из цикла "Архангельск - город воинской славы" о девушке-снайпере, северянке, в 20 лет героически ушедшей из жизни.
Компания-производитель - молодежная редакция студии "Поморфильм"
Журналист - Анна Антонова
Оператор, монтаж - Артем Кирилкин
Редактор - Тамара Статикова
Из дневника Шаниной Розы Егоровны.
Предлагаем Вам познакомиться с некоторыми отрывками из писем и дневников Шаниной Розы Егоровны. Несмотря на известную разбросанность, они лучше всего скажут об их авторе которая без колебаний ушла из далекого города в тылу на фронт, зная, что здесь можно потерять самое дорогое - жизнь.

* * *
29 июля 1944 года. Передайте, пожалуйста, по назначению и посодействуйте мне. Если бы Вы знали, как мне страстно хочется быть вместе с бойцами на самом переднем крае и уничтожать гитлеровцев. И вот, представьте, вместо передовой - в тылу. А недавно мы потеряли ещё 4-х чёрными и 1-на красная очень. (В целях сохранения военной тайны о потерях Роза пишет иносказательно, "чёрные" - убитые, "красные" - раненые. Речь идёт о снайперах). Хочу мстить за них. Прошу Вас, поговорите с кем следует, хотя знаю, что Вы очень заняты.
(Из письма к П. Молчанову )
***
8 августа. Я недавно ушла в самоволку. Случайно отстала от роты на переправе. И не стала искать её. Добрые люди сказали, что из тыла отлучаться на передний край не есть преступление. А я знала, что наша учебная рота не пойдёт в наступление, а поплетётся сзади. Мне же нужно быть на передовой, увидеть своими глазами, какая она, настоящая война. И потом, как было искать свою роту? Кругом, по лесам и болотам шатались немцы. Одной ходить опасно. Я и пошла за батальоном, который направлялся на передовую, и в этот же день побывала в бою. Рядом со мной гибли люди. Я стреляла, и удачно. А после 3-х взяла в плен... здоровых таких фашистов.
Я счастлива! Хотя за самоволку меня отчитали, даже получила комсомольское взыскание - поставили на вид.
(Из письма к П. Молчанову )
***
12 августа. Командир не разрешил идти дальше с его батальоном. Сказал: "Возвращайся, девочка, в тыл". Куда идти? Светает. Вижу, вдали маячит часовой. Но чей? По ржи подползла поближе. Наши! Спят, усталые, после боя. И часовой дремлет стоя. Напугала его. Он расспросил, кто я и зачем пришла. Посоветовал отдохнуть. Под плащ - накидкой сразу же заснула. Меня разбудили, сказали: ожидается немецкая контратака. Так и есть. Команда. Заняла ячейку. Сначала я не видела, потом вижу: метрах в 100 с холма сползают фашистские танки с десантом. Ударила наша артиллерия. Стреляю по десантникам. Один танк прорвался на наши позиции, но уже без десанта. Рядом со мною в нескольких метрах раздавлены гусеницами старший лейтенант и боец. У меня заклинило затвор. Села, устранила задержку и снова стреляю. Вот идёт танк прямо на меня, метрах в 10. Ощупываю ремень, на котором были подвешены гранаты. Гранат нет. Потеряла, наверно, когда ползала во ржи. И не страшно было. Присела, танк прошёл мимо. Нарвались танки на нашу артиллерию, повернули обратно. Я продолжала сваливать фашистов, когда они выскакивали из горящих танков. Всего подбили 8 танков, остальные вернули обратно. После всего, когда увидела убитых и раненых, стало жутко. Но взяла себя в руки. Ясно дело - надо драться, мстить за погибших товарищей.
Немного отдохнула и пошла искать наш женский взвод, упрятанный где-то в тылу. Вышла на дорогу. Случайно взглянула в сторону оврага и вижу – стоит немец. Крикнула: "Хенде хох !" Поднялось 6 рук: значит, их трое. Один что-то пролепетал, я не поняла. Знай только кричу: "Быстрее, вперёд!", а винтовкой показала - ползите, мол, ко мне. Выползли. Оружие отобрала. Прошли немного, смотрю, немец в одном сапоге. Значит, он просил разрешения надеть второй сапог. Подвела их к деревне. Один спрашивает: "Гут или капут?" Я говорю: "Гут" - и веду их дальше, в руке винтовка; за поясом гранаты и финка - ну как настоящий вояка. Пленных сдала кому следует.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
31 августа 1944 года. Слава богу, наконец мы снова в бою. Все ходили на передовую. Счёт увеличивается. У меня самый большой - 42 убитых гитлеровца, у Екимовой - 28, у Николаевой - 24.
(Из письма к П. Молчанову )
***
10 октября. Видела во сне брата Федю. На сердце тяжело, мне 20 лет, а нет близкого друга, почему? И ребят полно, но сердце никому не верит.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
17 октября. Опять готова к побегу на передовую. Какая - то сила влечёт меня туда. Чем объяснить?.. Некоторые думают, что стремлюсь к знакомому парню. Но я же там никого не знаю. Я хочу воевать! Я хочу видеть настоящую войну. Ухожу. Какое наслаждение "путешествовать" по передовой ! Наш взвод в резерве, никто за ним из следит, тем более там думают, что я ранена и в госпитале.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
18 октября. Атаки. Наконец-то пересекли германскую границу. Наступаем на немецкой территории. Пленные. Убитые. Раненые. Атаковали дот. Взяли ещё 27 пленных: 14 офицеров. Крепко сопротивлялись. Иду «домой», в свой взвод.
Сегодня была у генерала Казаряна, потом у начальника политотдела. Просилась на передовую. Плакала, что не пустили.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
20 октября. Вчера снова была в «бегах», ходила в атаку. Наступали. Но нас остановили. Дождь, грязь, холодно. Длинные ночи.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
21 октября. Опять жалуюсь Вам, что в разведку не переводят. Отказали окончательно. И всё же я постоянно с разведчиками. Начальство не выгоняет в тыл, и я довольна. Настроение, как никогда, хорошее. Вот опять команда "Вперёд!".
(Из письма к П. Молчанову)
***
24 октября. Писать не было условий, воевала. Шла вместе со всеми. Раненые, убитые. Вернулась с передовой по вызову комполка. Приказал сидеть в тылах. Снова бездействие.
О боже, сколько сплетен о моём отсутствии. Даже подруги встретили с иронией: у кого была? Если бы знали правду, позавидовали бы. Но я молчу. Если и они вздумают последовать моему примеру, моей вольной жизни придёт конец. Пусть думают, что хотят.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
25 октября. Всё же как хорошо, когда есть подруга. Саша, мне с тобой и в грусти порой бывает весело. Я делюсь с тобой всем, что есть на душе (Примечание: Александра Екимова - подруга Розы Шаниной).
Вызывал начальник политотдела по поводу моего письма, где я просила послать на передовую и критиковала офицеров за обиды. Вспоминаю маму. Дорогая мама! Как хочется к тебе!
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
28 октября. За местечко под Пилькаллеоном воевала уже законно. На этот раз отпустили. Город мы взяли. При отражении одной из самых яростных атак противника я стреляла, кажется, особенно удачно. Много стреляла и с близкого расстояния. Мы лежали на опушке леса за насыпью. Когда фашисты ползли, были видны только каски. 200 метров - стреляю. 100 метров. Фашисты поднялись в полный рост. И только когда нас отделяло метров 20, мы отошли. Рядом погиб капитан Асеев, Герой Советского Союза.
Вечером, усталая, пошла на командный пункт полка и первый раз за этот день поела. Уснула крепко. Вдруг стрельба, к КП подкрались немцы. Противника первыми заметили артиллеристы и отогнали.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
1 ноября. Третьего дня хоронили подругу по оружию Сашу Кореневу. Ранены ещё 2 наши девушки: Лазоренко Валя и Шмелёва Зина. Может быть, Вы их помните?
(Из письма к П. Молчанову)
***
3 ноября. Вернулась с передовой совершенно измотанная. Запомнится мне эта война. 4 раза местечко переходило из рук в руки. Я 3 раза уходила из-под самого носа фашистов. Вообще-то война на территории врага - дело серьёзное.
(Из письма к П. Молчанову)
***
7 ноября. Опять была на передовой. А в это время, оказывается, приезжал фоторепортёр из Москвы. Генерал вызывал меня, а я неизвестно где. Сегодня встретила генерала, и он отругал меня.
Получила письмо из Архангельска. Земляки видели в журнале мой портрет и пишут, что гордятся моими подвигами. Но меня слишком переоценили. Я делаю лишь то, что обязан делать каждый советский воин. Ордена Славы для меня - это слишком много (примечание: Роза Шанина первой из девушек, сражавшихся в войсках 3-го Белорусского фронта, была удостоена орденов Славы 3-й и 2-й степени).
(Из дневника Р. Е. Шаниной)
***
15 ноября. На "охоту" сейчас не хожу. Сижу без сапог. Движение на фронте большое. Девушки наши награждены. Нам с Сашей вчера вручили Почётные грамоты ЦК комсомола.
(Из письма к П. Молчанову)
***
18 ноября. Настроение гадкое. Видела Николая. Первый раз его встретила, когда бегала на передовую. Он мне немного нравится, хотя воспитанием и образованием не блещет. Но я его уважаю за храбрость. Почему-то вбиваю себе в голову, что люблю его. Может быть, потому, что одинокой быть тяжело. Хочется иметь рядом близкого человека, хорошего друга.
О замужестве не думаю. Не время сейчас. Написала письмо фронтовичке - незнакомке. (в дневнике оказалось неотправленное письмо некой Маше.)
"Здравствуй, Маша!
Извини, что я так тебя называю, не знаю отчества. Я решила написать, когда случайно узнала о твоём письме Клавдии Ивановне.
Ты пишешь, что безумно любишь мужа Клавдии. А у неё есть 5-летний ребенок. Просишь у неё прощения не за то, что позволила себе непозволительную вещь, а за то, что собираешься в дальнейшем строить жизнь с её мужем. Оправдываешь себя тем, что не можешь одна воспитывать ребенка, который скоро должен появиться, и что якобы не знала раньше, есть ли у Н. А. жена и дети.
Ты пишешь: "Что я отвечу своему ребенку, когда он спросит, где папа?" А что же ответит Клавдия Ивановна своему сыну, уже хорошо знающему отца? Он спросит после войны: "Почему не приезжает папа?"
Если тебе тяжело разлюбить случайно встреченного на дорогах войны человека, то как же Клавдия Ивановна забудет любимого мужа?
Кто я? Как и ты, я приехала на фронт. Я снайпер. Недавно была в тылу. В пути, в поезде, нередко чувствовала благодарность людей, разглядывавших мои награды. Но пришлось услышать и неприятные слова. Почему? Почему иные косо смотрят на девушку в гимнастёрке? Это ты виновата, Маша. Я не находила себе тогда места, не могу успокоиться и сейчас, вернувшись на фронт.
Часто задумываюсь, как мы, военные девушки, будем возвращаться с войны? Как нас будут встречать? Неужели с подозрением, несмотря на то, что мы рисковали жизнью и многие из нас погибли в боях за Родину. Если это случится, то виноваты будут те, которые отбивали чужих мужей.
Подумай, что тебя не простит не только Клавдия Ивановна, но и все мы, а нас много. У меня - всё. Роза Шанина.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
20 ноября. Сколько вчера было приглашений на вечер в честь Дня артиллерии - "катюшники", разведчики, 120-я батарея и ещё много - много. Пошла к Николаю. Объяснилась с ним, написала ему записку в смысле "но я другому отдана и буду век ему верна". И ушла к артиллеристам. Когда они провожали меня домой, поднялась дуэльная стрельба.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
23 ноября. Получила письмо от танкистов. Оказывается, они помнят меня и то, как я с ними задорно смеялась и пела "Немцы топали, мундиры штопали". Пишут, что видели мою фотографию в журнале. А я её ещё и не видала.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
26 ноября. Сейчас в запасном полку. Опять отдыхаем. Скоро совсем забудем, какая она, передовая. Поймите, жажда моей жизни - бой. И что же? Не могу добиться своего. Посылают туда, где редко даже стреляют. А теперь выдумали отдых. Саша и Лида лежат на нарах и поют: "Час да по часу день проходит". Песня ещё больше портит мне настроение.
(Из письма к П. Молчанову )
***
27 ноября. Вчера были танцы. Танцую неважно. А сегодня мылись в бане. Вспомнили, как немцы захватили в плен наших девочек. Это было в Мае. Фашистские разведчики во время поиска на переднем крае схватили 2-х снайперов - Аню Нестерову и Любу Танайлову. Где они сейчас? Живы ли? В руках палачей...
Впервые видела немецких фрау. Мстить им за подруг? Нет. У меня к ним никакой ненависти. А фашистов ненавижу и убиваю хладнокровно. И в этом вижу назначение моей жизни сейчас. А будущее у меня неопределенно. Варианты: 1 - в институт; 2 - не удастся первое, тогда я всецело отдамся воспитанию детей-сирот.
И чего мне только в голову не приходит! Решила здесь, в запасном полку, изучить связь, азбуку Морзе. Курсы связистов за стеной. Неплохо иметь несколько разных специальностей.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
2 декабря. Скука. За стеной играет гармонь. Хочу туда, где бой. Нельзя. Почему? Какие несознательные эти начальники.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
5 декабря. Всё передумала о своей жизни, о справедливости, о девчатах. Я иногда жалею, что не родилась мужчиной. Никто бы сейчас не обращал на меня внимания, никто не жалел бы, а я бы воевала от всей души, как хотела бы. Самой странно. Но в бою я ничего не боюсь. Ведь не испугалась же я танка, который проехал у меня над головой. И всё-таки пока в запасе.
Я привыкла к Саше и к Калерии, и мне без них скучно. Я их очень уважаю, больше чем других девушек. С подругами жить легче. Мы трое из разных семей. У нас разные характеры. Но есть что-то общее. Дружим, и крепко. Калерия - хорошая девушка. Смелая, без тени эгоизма. Я это больше всего ценю в людях. Саша толковая. Разбирается во всех вопросах. Память у неё золотая. Саша, Калерия и я - "Бродячая тройка". Как буду жить без них, когда кончится война и мы разъедемся в разные стороны?
Нравится мне и Ева Новикова и Маша Томарова. Ева немного вспыльчива, но всё равно мировая девчонка. Чистюлька, скромная, самостоятельная. Маша никогда не унывает, а когда грустно, песни поет.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
7 декабря. Видела в немецкой газете фото наших снайперов - Нестеровой и Танайловой. Говорят, их пытали фашисты, но те ничего не сказали...
Часто вспоминаю любимый, родной Архангельск - стадион "Динамо", театр, кино "Арс" и "Победа"...
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
13 декабря. Позавчера был сбор снайперов армии. Говорили и обо мне: мол, пример хороший показываю. Вчера меня ранило в плечо. Интересно, 2 дня назад видела сон, как будто меня ранило, и тоже в плечо. Вчера сижу на огневой точке, вспомнила про сон. А через несколько минут вздрогнула. Пуля фашистского снайпера попала мне в то самое место, где я во сне видела рану. Боли я не ощутила, просто обдало всё плечо чем-то горячим. На операции было больно. Но, кажется, рана неопасная - 2 маленькие дырочки, хотя разрезали так, что, наверное, месяц не заживёт. Лежу. Сустав ноет. Скоро убегу, а что будет дальше, не знаю...
Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
17 декабря. Пока лечусь. Рана ещё беспокоит. Меня направляют в армейский дом отдыха. Там вообще-то хорошо. Но хочу посоветоваться. Не лучше ли попроситься в госпиталь? Из госпиталя могут направить в батальон, а не в снайперский взвод. Почему хочу уйти из взвода? Не потому, что не прижилась. Характер у меня неплохой, со всеми дружу, хотя, конечно, не обходится и без споров. Но здесь всё-таки слишком тихо. Я же хочу треска в работе. Это моя потребность, инстинкт. Как Вам объяснить? Ну Вы же знаете, я жажду боя ежедневно, ежеминутно. Я могу быть более полезна для нашего общего дела.
(Из письма к П. Молчанову)
***
18 декабря. Каждый день вижу во сне Сашу и Калю. Как я по ним соскучилась. Мне приносят письма от знакомых и незнакомых. Только что пришла из кино. Шёл фильм "Лермонтов". Характер Лермонтова - мой. Я решила по его примеру делать, как я считаю нужным, правильным. И ещё очень хочу быть в чем-нибудь первой. Как мне нравится характер Лермонтова...
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
27 декабря. Когда хорошо живётся, писать не хочется. Прочитала "Сестру Керри" и "Багратиона". Хорошие книги. "О, Керри, Керри! О, слепые мечты человеческого сердца! "Вперёд, вперёд", - твердит оно, стремясь туда, куда зовет его красота".
Читала и думала - это к тебе относятся слова Теодора Драйзера. И Багратиона тоже: "Что значит слава - это или свой череп расколоть во имя Родины, или чужой искрошить..." - вот это слова. Я так и сделаю, ей-богу.
Видела много картин: "В старом Чикаго", "Жди меня", "Подводная лодка № 9". Последняя особенно понравилась. Остальные так себе...
Вчера шла, и пристал паренек. "Дай, - говорит, - я тебя поцелую. Я 4 года не целовал девушек". И так убедительно просил, что я расчувствовалась. И действительно, хорошенький такой, не противно, а приятно. "Чёрт с тобой, - говорю, - целуй, только один раз". И сама почти плакала от непонятной жалости...
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
8 января 1945 года. Не было бумаги, и я давно ничего не записывала. После отдыха пошла к члену Военного совета, чтобы добиться своей цели - попасть на передовую. Потом была у командующего армией. С большим трудом убедила, чтобы пустили меня в следующее наступление. Наконец-то. Настроение хорошее. За отражение контратаки в первом же бою получила медаль "За отвагу".
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
13 января. Всю ночь не спала. Плохо себя чувствую. Заболела. Немец крепко стреляет. Сегодня с 9:00 до 11:30 длилась наша артподготовка. Начали "катюши". Ух и дали перцу фашистам. Обстановка ещё неясная. Только построили землянку, а настроение уже чемоданное. Ждём нашего наступления... Вперёд, только вперёд...
(Из дневника Р. Е. Шаниной).
***
14 января. За спиной Белоруссия и Литва. А здесь Пруссия. На левом фланге наши продвинулись далеко. Но ещё стрельба слышна. Всё утро грохочет канонада. Все ушли вперёд, а для нашего взвода не хватило подводы. Не ужинали и не завтракали.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
15 января. Прибыли с тылами дивизии в Эйдкунен. Утром я надела белый маскхалат, перецеловалась со всеми и пошла. Через час буду на передовой.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
16 января. Попала к самоходчикам. Когда ездили в атаку, была в машине. От самоходчиков пошла в полк, доложила, что мне разрешено быть на передовой. Поверили, но с трудом. И приняли меня только потому, что знают, что я снайпер. Невыносимый ветер. Пурга. Земля сырая. Грязь. Маскхалат уже демаскирует меня - слишком бел. От дыма болит голова. Советуют мне - лучше вернись во взвод. А моё сердце твердит: "Вперёд! Вперед!" Я покорна ему. Будь что будет!
Сколько жертв было вчера, но всё равно я шла вперёд. Сижу и размышляю о славе. Знатным снайпером называют меня в газете "Уничтожим врага!", в журнале "Огонёк" портрет был на первой странице. Но я знаю, что ещё мало сделала, не больше, чем обязана как советский человек, вставший на защиту своей Родины. Сегодня я согласна идти в атаку, хоть в рукопашную. Страха нет. Готова умереть во имя Родины.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
17 января. Ходила в наступление вместе с пехотой. Продвинулись вперёд на несколько километров. По нам били "скрипачи". (так бойцы называли немецкие шестиствольные миномёты). Рядом людей разрывало на части. Приходилось и стрелять, и перевязывать раненых. Брала штурмом немецкий дом. Во время штурма убила 2-х фашистов: одного возле дома, второго, когда тот высунулся из самоходки. Жаль, что мало пользы принесла как снайпер.
(Из дневника Р. Е. Шаниной.)
***
17 января. Извините за долгое молчание. Писать было совсем некогда. Шла моя боевая жизнь на настоящем фронте. Бои были суровые, но я каким-то чудом осталась жива и невредима. Шла в атаку в первых рядах. Вы уж извините меня за то, что Вас не послушалась. Сама не знаю, но какая-то сила влечёт меня сюда, в огонь.
Только что пришла в свою землянку и сразу села за письмо к Вам. Устала, всё-таки 3 атаки в день. Немцы сопротивлялись ужасно. Особенно возле старинного имения. Кажется, от бомб и снарядов всё поднято на воздух, у них ещё хватает огня, чтобы не подпускать нас близко. Ну, ничего, к утру всё равно одолеем их. Стреляю по фашистам, которые высовываются из-за домов, из люков танков и самоходок.
Быть может, меня скоро убьют. Пошлите, пожалуйста, моей маме письмо. Вы спросите, почему это я собралась умирать. В батальоне, где я сейчас, из 78 человек осталось только 6. А я тоже не святая.
Ну, дорогой товарищ, будьте здоровы, извините за всё. Роза.
(Из последнего письма к П. Молчанову )
***
24 января 1945 года. Давно не писала, было некогда. Двое суток шли ужасные бои. Гитлеровцы заполнили траншеи и защищаются осатанело. Из-за сильного огня приходится ездить в самоходках, но стрелять удается редко. Невозможно высунуться из люка.
Лишь несколько раз я выползала на броню машины и стреляла по убегающим из траншей вражеским солдатам.
К вечеру 22 января мы всё-таки выбили фашистов из имения. Наша самоходка успешно перешла противотанковый ров. В азарте мы продвинулись далеко вперёд, а так как не сообщили о своём местонахождении, по нам по ошибке ударила наша же "катюша". Теперь я понимаю, почему немцы так боятся "катюш". Вот это огонёк!
Потом ходила в атаку, а вечером встретила своих дивизионных разведчиков. Предложили пойти с ними в разведку. Пошла. Взяли в плен 14 фашистов.
Сейчас продвигаемся вперёд довольно быстро. Гитлеровцы бегут без оглядки.
Техника у нас!.. И вся армия движется. Хорошо!
Большой железный мост через реку прошли без помех. Шоссе красивое. Около моста валялись срубленные деревья - немцы не успели сделать завал...
(Последняя запись в дневнике Р. Е. Шаниной.)
***
На этом дневник обрывается.
27 января 1945 года Роза Шанина была смертельно ранена в 3 км юго-восточнее деревни Ильмсдорф округа Рихау (Восточная Пруссия). На её счету 75 (по другим источникам - 54) подтверждённых уничтоженных солдат и офицеров противника, среди которых 12 снайперов.
(Из сборника - "Снайперы". Издательство "Молодая гвардия", 1976 год. )



Рекомендуем посмотреть:

Митинг на День памяти и скорби Тесты по истории с ответами для 11 классов на тему: ВОВ Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Электронная выставка в школе. Книги о войне

Похожие статьи:

Сценарий концерта ко Дню Победы 9 мая

Классный час на 9 мая День Победы, 10 класс

Внеклассное мероприятие на тему День Победы в 4 классе

Внеклассное мероприятие ко Дню Победы, 5-9 класс

Фестиваль военно-патриотической песни в школе. Сценарий

Внеклассное мероприятие по экономике в начальных классах | Внеклассное мероприятие к 23 февраля для старшеклассников. Дебаты о службе в армии
Опубликовано: 309 дней назад (3 февраля 2016)
Просмотров: 765
+3
Голосов: 3
Комментарии (5)
Алены Григорьевны Астаховой # 3 февраля 2016 в 21:31 +1
Шанина Роза Егоровна стала известным снайпером благодаря своим двойным выстрелом или, как называли его на фронте дуплетом. Два точных выстрела Шанина делала на одном дыхании, мгновенно уничтожая сразу две намеченные цели.
Светлана Васильевна Лапатина # 4 февраля 2016 в 04:16 0
Алёна Григорьевна,какой вы собрали большой автобиогрфический материал про девушку - снайпера Шанину Розу Егоровну,рассказали о её жизни и о подвиге.Спасибо вам.Мы никогде не должны забывать о героях войны.
Помните, через века, через года,
Помните, о тех, кто уже не придёт никогда.
Пожалуйста, помните.
Не плачьте, в горле сдержите стоны.
Памяти павших будьте достойны!
Люди, покуда сердца стучатся, - помните!
Какою ценой завоёвано счастье, -
Пожалуйста, помните!
Примите мой голос + 1.
Тамара Ивановна Радченкова # 4 февраля 2016 в 11:22 +1
Алёна Григорьевна, низкий поклон за такой богатейший библиографический и биографический материал. То, что вы - нельзя оценить простыми слова. Такой объем литературы изучен, собран. Прекрасные фотодокументы. Я все перечитала на одном дыхании. Молоденькая девушка, красавица и СНАЙПЕР. Слово это холодком пробегает по телу. Но она настолько мастерски и героически справлялась с этой ролью, что удостоена высочайших наград. Да разве можно наградами восполнить и отметить то, что сделали для нас такие девушки, юноши, дети , все, кто грудью и ценой собственной жизни отстоял свободу и независимость нашей Родины. Я всегда с огромным чувством благодарности, преклонения читаю такие материалы. Эта тема для святая. Мой папа-участник ВОВ, я от него слышала ужасающие рассказы о той страшной трагедии. Спасибо огромное вам за богатейший материал. Я обязательно воспользуюсь им в работе, добавлю себе в закладки. Примите голос и слова благодарности за проделанный титанический труд.
Татьяна Николаевна Дворецкая # 4 февраля 2016 в 15:39 0
Алена Григорьевна Ваш труд достоин уважения. Вы познакомили нас с историей жизни и подвига героической женщины, юной красавицы. Чтобы знали дети, чтобы помнили взрослые. Мой голос №3 smile
Надежда Викторовна Апаршина # 5 февраля 2016 в 11:02 0
Замечательный подбор материала, который с удовольствием можно использовать в своей работе. Великое спасибо!